За воссоединение Украины с Россией

Россия будет свободной - Россия будет красной!

Главная о.Зосима Хроника Лирика Цитаты Новости Украинский фашизм Санитарная зона Долгий ящик Гостевая книга

Новости Пресс-клуба "За соц. Донбасс, за нашу Советскую Украину!":

архив:

РОССИЯ ОТВЕРГЛА САМОЗВАНЦЕВ

Персональный сайт Михаила Делягина

Share on mymailruShare on favorites

2012.05.06 , фото И.Валамова

1 

 

       Первое, что потрясло: массовость. Уже в 15-20 Якиманка была запружена народом, к 16-00, по ощущениям, было более 50 тысяч – и народ продолжал прибывать.

         Я встал в казавшуюся единственной колонну («Левый фронт», посреди знамен которого торчал плакат «Русских не отменить!», анархисты и все-все-все), - и тут начался балет. Насколько можно понять, организаторам пришлось выполнять какие-то требования полиции, которая, - что позволяют предположить последующие события – уже «разогревала» людей для подготовленной провокации. Минут 20, а то и 25, мы то делали шаг вперед, то шаг влево, то два шага вправо, - но в основном стояли. Наконец двинулись, периодически останавливаясь, чтобы успеть вобрать в колонну проходящие металлоискатели людей, чтобы в колонне не было разрывов.

         Шли весело – настоящее первомайское настроение. Резкое отличие от зимних протестов: отсутствие дурашливой расслабленности. Все понимали: нас считают рабами, и никаких иллюзий не было. Было огромное неприятие. И другой народ: тоже много молодежи, но масса людей из регионов. На плакатах - Рязань, Ульяновск, Пермь, Самара - только то, что сам видел. Ну, Питер не регион, а пригород Москвы, он не считается. Офисного планктона мало. "Креативный класс" резко посерьезнел. Помимо молодежи и взрослой демократической интеллигенции - довольно много людей с производств (по внешнему виду). Один парень с флагом спал на ходу, пожилой татарин нет флаг с зеленым полумесяцем, потом почему-то свернул его. 

         Но это детали: важно - АБСОЛЮТНОЕ (пока численное) ДОМИНИРОвАНИЕ ЛЕВЫХ. РОССИЯ БУДЕТ КРАСНОЙ - РОССИЯ БУДЕТ СВОБОДНОЙ!!

         Рядом инженер-нефтяник из Казахстана Алексей сокрушается, что пил с друзьями пиво до шести утра и потому не может кричать.

         Впереди девушка сняла туфли и опасливо идет босыми полудетскими ногами по теплому асфальту.

         Несколько работяг орет кричалки без передыха так, что закладывает уши, и через полчаса я не выдерживаю и аккуратно отстаю.

         Кричалки: «Россия без Путина», «Это наш город», «Милиция с народом, не служи уродам!», «Мы здесь власть» и больше всего – «Путин вор».

         Из интересных плакатов запомнилось «Путинскую шестилетку – в два года!»

         Когда вышли на пересечение с Полянкой (площадь Димитрова) и впереди открылся подъем Малого Каменного моста, у всех вырвался единый вопль восторга: оказалось, что мы идем не в голове колонны, как нам казалось, - все, что видели впереди, было запружено народом, а журналисты, прибежавшие сзади, сообщили, что полностью забита ВСЯ Якманка. То есть уже часам к 16-50 было отчетливо больше ста тысяч.

         Стало ясно, что это не завершение политического сезона, - это яркий и красивый восклицательный знак! Миллионов не миллионов, но людей было наглядно больше, чем на обоих Болотных и на Сахарова.

         Милиции тоже: «космонавты» в кевларовых латах (я такие видел раньше только в Европе) стояли сплошной стеной вдоль значительной части Якиманки. Тогда мы еще не могли себе даже представить, что это подготовка к провокации.

         Когда вышли к Болотной, возникло серьезное ощущение, что Путин решил отпраздновать свою инаугурацию серьезным кровопролитием.

         Понятно, что мост – проход к Кремлю и на Манежную (а метро в центр на выход было закрыто вокруг Кремля глухо, аж «Кропоткинскую» закрыли – вероятно, из страха патриарха Кирилла) должен был быть перекрыт. Он и был перекрыт: демонстративно стояли водовозки и троллейбусы (ряда в три), перед ними стоял ОМОН, думаю, на скрытой от нас стороне моста стояло и ФСБ.

         Однако вперед, к кинотеатру «Ударник» была выдвинута цепь «космонавтов», которая полностью блокировала движение левой части и центра колонны: только правая часть человеческого потока могла повернуть направо и пройти в мышеловку Болотной.

         При этом своей редкостью она явным образом провоцировала «горячие головы» попытаться ее прорвать – и попасть под удар армады, выстроившейся в отдалении.

         В результате левая часть и центр встали, упершись в ОМОН и просто не понимая, что происходит, а за ними встало все – вплоть, вероятно, до Октябрьской площади, на которую продолжал прибывать народ. Минут 20 скандировали «Про-пус-ти!», «Путин – трус!» и «Мы здесь власть».  Удальцов начал переговоры, но его, похоже, просто послали. В результате люди, которым оставалось только стоять, как в стойле, и которые не видели, куда можно идти, стали просто садиться на мостовую.

         Часть людей сообразила, что можно попытаться пробраться на Болотную: благодаря гениальной тактике полиции туда надо было именно «пробираться», «просачиваться» через массы стоящих людей, не знающих и не понимающих, что происходит.

         Тут «горячие головы» стали призывать садиться на асфальт, - но уже не для экономии сил, а чтобы устраивать сидячую забастовку протеста.

         Те кто проталкивался на Болотную, попадали в мешок, из которого нельзя было выбраться, ибо полиция блокировала все выходы, включая даже пешеходный мост напротив памятника Репину (его открыли позже, когда митинг закончился, практически не начавшись, и прорывавшиеся с него люди снесли несколько ворот металлодетекторов).

         При этом полиция блокировала доступ в сквер на Болотной, разрешая двигаться лишь узкой Болотной набережной. Вероятно, они боялись, что кто-то начнет ставить палатки (хотя я ни одной не видел), - хотя современные палатки можно ставить и на асфальте, это не мое детство, когда надо было обязательно вбить колышки.

         В результате значительная часть организаторов, насколько могу судить, просто не добралась до сцены, и митинг был скомкан, - но настроение у людей было первомайское, хотелось пройти демонстрацией, и отсутствие надоевших ораторов, которые все равно ничего нового и важного не могут сказать, скорее было плюсом, чем минусом.

         Перед оцеплением село на асфальт, по данным бегавших туда журналистов, около 300 человек, включая Удальцова. Но за ними стояли весь мост и вся Якиманка – эта искусственно организованная полицией пробка, давившая вперед, загнанные в которую люди потихоньку начинали звереть, и была, насколько можно судить, ноу-хау полицейской провокации.

Возможно, конечно, что путиноиды (не включаю в их число начальника ГУВД Москвы Колокольцева, который заработал себе репутацию очень внятного профессионала) просто перетрусили, увидев, какая собирается масса людей, и вынесли вперед дополнительную линию оцепления, желая стеснить людей не для провокации, а просто из трусости.

Этого я не знаю: митинга не застал, маршем прошел, с людьми пообщался – делать стало нечего. Тут как раз открыли пешеходный мост, которым я и воспользовался.

         Уходил, когда народ с криками «проститутки» осыпал съемочную группу «НТВ» мелочью. Звон монеток стоял сплошной, не прерываясь, все минут 10, пока я шел. Потом узнал, что журналистов избили и перевернули им машину. Ничего личного: у всех есть свои профессиональные риски – и у работающих в публичном доме (даже если они не проститутки, а, например, поломойки), и у журналистов «НТВ» (даже если они не проститутки, а, например, журналисты).

         Дальнейшее знаю по сообщениям коллег.

         С полицией вели долгие муторные переговоры и в результате договорились, чтобы она перестала теснить людей, дала возможность пройти в сквер и дала возможность зажатым на мосту людям (и стоящим за ними) пройти на Болотную. Всего-то для этого надо было отвести передовое оцепление метров на 10 назад, всего 10 метров!!

         Но, когда переговоры уже завершались, группа доведенной до отчаяния молодежи – то ли патриотов, то ли анархистов – пошла на прорыв. Прорыв удался, и дальше началось избиение.

         По сообщениям, ОМОН нападал на людей, вырывал из толпы нескольких человек и тут же зверски демонстративно избивал. Переломов от такой тактики много.

         В свою очередь, люди кидали в ОМОН все, вплоть до отодранного асфальта. Булыжник вновь стал оружием Москвы. Летели бутылки, пронесенные файера. ОМОН прицельно кидал все это обратно в не защищенную латами толпу.

         В нескольких местах ОМОНовцев голыми руками обращали в бегство.

         ОМОН массово применил новый прием: бить людей дубинками через плечи своих товарищей, идущих в первом ряду.

         По официальным данным, ранено 4 ОМОНовца – вероятно, имеются в виду увезенные на «Скорой». ОМОНовцы позже сказали, что у них шестеро только с пробитыми головами. Число жертв мирного населения (хотя были и люди с баллончиками, и с файерами) официальные источники не интересуют: для ТВ главные события – концерт на Поклонной, события в Сирии и выборы президента Франции.

         10 минут назад люди не уходили, несмотря не на что, и писали СМС, что ОМОН готовится давить людей. Учитывая перекрытость ОМОНом же выходов с Якиманки и Болотной, учитывая то, что людям подготовлен мешок – может быть новая Ходынка. Третья инаугурация Путина может обернуться тем же, чем обернулась первая Николая Второго Кровавого.

          На вопрос милой девушки, "как Вы себя ощущаете, когда Вы, граждане РФ, стоите против граждан своей страны", ОМОНовцы ответили: "Да х..во ощущаем". Следующее сообщение в ленте новостей - ОМОНовцы начали избивать корреспондента "Дождя" прямо во время включения.

Та же девушка: "Один Омоновец подходил к нам со словами: Девчонки, держитесь. Вы молодцы. Было бы больше, может, мы и перешли бы на вашу сторону"

         От отчаяния люди пытаются строить баррикады из пластиковых туалетов. ОМОН, по сообщениям, избивает всех подряд, бьет по головам.

         Сообщение: врачи "Скорой" демонстративно не оказывают помощи избитым ОМОНом окровавленным людям.

         Полицейские говорят о 2 погибших (один - оператор НТВ, сорвался с балкона).

         20:15. Похоже, всех в основном рассеяли. Не захваченных ОМОНом раненых увозят "Скорые". Но, похоже, завтра будет продолжение: Москва озверела.

         Думаю, теперь весь испуг Путина, вся его трусость будут конвертированы им в прямые команды басманным судам, данилкиным и болотовым всех мастей и в конкретные сроки лишения свободы.

         Россия отвергла самозванцев – и самозванцы начнут мстить ей новыми репрессиями, новыми зверствами, новыми провокациями.

         Но сегодняшней, насколько можно судить, провокацией Путин перешел черту: не могу представить, что он должен сделать хорошего, чтобы его вновь стали считать человеком (пусть даже нелегитимным, - но человеком).

"Грядет 17-й год" или будет ли у Путина "шестилетка"

Персональный сайт Михаила Делягина

2012.05.06 , Finam.fm

Михаил Делягин в программе философа Александра Неклессы "Будущее где-то рядом": сколько лет осталось России с Путиным и почему? Ответы на вопросы радиослушателей (звонков было очень много)

НЕКЛЕССА: Добрый вечер, господа. В эфире программа "Будущее где-то рядом", у микрофона Александр Неклесса. А гость в студии сегодня и мой собеседник – директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук Михаил Геннадиевич Делягин. Добрый вечер, Михаил.

ДЕЛЯГИН: Добрый вечер.

НЕКЛЕССА: Ну а поговорить мы собираемся на тему, которая звучит следующим образом: ""Грядет 17-й год" или что такое "шестилетка"?" Телефон студии: 65-10-996, код города – 495, Москва, код страны – плюс 7, Россия. И также к вашим услугам сайт радиостанции: finam.fm. Там можно нас слышать, можно видеть, тоже задавать вопросы, реплики, суждения.

Ну а мы, Михаил, начнем. Почему такое название выбралось? Ну вот, смотрите, во-первых, ощущение перемен, причем такое, я бы сказал, гибкое ощущение перемен. Зимой оно было одним цветом окрашено – белоснежным, весной окрашено другим. И, тем не менее, то, что называется инвариант, то есть некоторое ощущение, что будет что-то иное в стране, оно все равно остается. Пять лет теперь цикл Госдумы, шесть лет – президентский цикл. Соответственно, следующие выборы пройдут... 11 плюс 5, у нас получается 2016 год, 12 плюс 6 – 2018, посередине вот тот самый сакраментальный 2017 год.

Ну и, собственно, мой вопрос: что произойдет, с вашей точки зрения, коль скоро мы говорим о будущем, сценарий развития событий на ближайшую шестилетку?

ДЕЛЯГИН: Ну, я думаю, что ни у товарища президента, ни у господ из Государственной Думы их срока не будет. Что-то будет происходить такое, что и Госдума обновится раньше, и президент обновится раньше. Совершенно не факт, что он уйдет, кстати говоря, но вот этот срок прервется. Может быть, он себе изобразит что-нибудь еще, может быть, будут такие события, что мы его же изберем, и, может быть, даже изберем по-честному, черт его знает, что будет происходить. Но вот ни пяти, ни семи, ни шести лет нет. Есть пространство где-то два-три года.

Не трогая внешний мир, в 2011 году произошло три кардинальных изменения, точнее в 2010-2011 году в российском обществе, которые вылезли, сфокусировались и стали понятны для всех этой зимой, причем это все три изменения качественные и очень глубокие. Первое изменение – в экономике. Как работала модель нефтяной экономики в Российской Федерации, в чем заключалась эта модель? Отнюдь не в том, что мы сосем нефть и ее безудержно продаем – ничего подобного. В том, что правящая тусовка разворовывает советское наследство, попутно его уничтожая, причем уничтожая опережающими темпами, уничтожая больше, чем разворовывая, присваивает его и легализует как личное частное богатство на Западе. Вот это смысл не только путинизма, это смысл последних 25 лет нашей истории, почему их можно называть "четверть века национального предательства". Уже четверть века. Потому что люди, которые писали Горбачеву законы 1987 года, прекрасно понимали, что и зачем они пишут.

Эта модель работала, причем переработка советского наследства – это комплексная вещь и в культурном плане, и в образовательном плане. Не только обветшание инфраструктуры, и нефть идет сюда же, но нефть – это как одно из проявлений. И эта машина работала, потому что того, что просыпалось с пиршественного стола, было вполне достаточно, чтобы люди увеличивали свое потребление. Экономика ускорялась, шли разговоры о БРИК, потом о БРИКС, все были довольны и счастливы.

Что мы видим в 2011 году? Мировые цены на нефть повысились почти на 40%, "Urals" подорожал почти на 39%. Казалось бы, все хорошо, олигархия и бюджет захлебываются от денег в прямом смысле этого слова. Но экономический рост не ускорился впервые. Вы представьте себе, что вы поставили на машину на 40% более мощный двигатель, а она не ускоряется.

НЕКЛЕССА: А КПД увеличился на 4%.

ДЕЛЯГИН: А КПД уменьшился на эти 40%. Она как ехала, так и едет, было 4,3%, и стало 4,3%. С одной стороны. С другой стороны, реальные доходы населения снизились. По официальной статистике они выросли на 0,8%, но если посмотреть, как считается этот показатель, то в реальности реальные доходы населения снизились. Если взять основную часть населения, 90%, потому что богатые улучшили свое положение в целом, то эти 90% потеряли в реальных доходах даже по официальной статистике не менее 7,5%. Не менее.

То есть, казалось бы, бюджет захлебывается от денег, олигархия, их дети сходят с ума от того, что им нечего больше хотеть, вся Москва забита людьми из соответствующих республик на "Porsche Cayenne" со Стечкиными. Стечкины золотые, серебряные, не знаю. Но при этом основная часть людей стала жить хуже. То есть экономическая модель свой ресурс выработала.

Можно говорить о причинах. Я считаю, ключевая вещь – слишком много воруют, и воровство разрушает все. То есть слишком большая коррупция. Отсюда производные – незащищенная собственность, бегство капитала, отказ от модернизации, произвол монополии и так далее. Но это детали. Когда у вас перестает работать машина, это для мастера важно, почему она перестала работать, а вы просто фиксируете: "Бобик сдох". Вот Бобик российской экономики, который 25 лет бодро вилял хвостом, лаял на всех и тянул хозяина по всем заманчивым кустам, этот Бобик сдох, он больше не поднимется. И это ощутимо всеми – и бизнесменами, и правящей тусовкой, и населением. Потому что вы можете не понимать, что у вас стало меньше денег, номинально у вас их стало больше или осталось столько же. Да, цены растут, на одно выросли, на другое снизились, по телевизору сказали, что все хорошо. Вы это можете не понимать, но вы ощущаете это.

Второй перелом, который случился, – это кардинальное изменение состояния общества. Наше общество где-то, наверное, по социологии в конце 2009 – начале 2010 года перешло в качественно новое состояние. Более 60% населения вышло из парадигмы выживания, их текущих доходов хватает, чтобы купить еду и купить одежду гарантированно. То есть люди не думают о том, как они будут жить завтра, что они будут носить, чем они будут кормить своих детей и так далее. Как только вы перестали выживать и начали жить, это не важно, что вы бедны, у вас появилась уверенность в следующей неделе, в следующем месяце, у вас появилась возможность задуматься. И вы задумываетесь.

И обществу в таком состоянии вместо хлеба и зрелищ, ему становится необходима еще и справедливость.

Принципиальное изменение. А государство...

Во-первых, сменилось четыре поколения чиновников с того времени, когда в начале 90-х прошлый раз был запрос на справедливость. Государство вообще забыло, что так бывает. Государство напоминает партократов поздней брежневской эпохи, которые обеспечили людям мир, дали людям еду, дали людям теплые квартиры, и, в принципе, неспособны понять, что люди хотят цветные кроссовки. Это за рамками понимания. Точно так же запрос общества на справедливость за рамками понимания нашего замечательного руководства, что бы там Путину ни писали в его замечательных статьях.

НЕКЛЕССА: И третий?..

ДЕЛЯГИН: Сейчас. И вот общество предъявляет возросший запрос государству, а государство не то, что этот запрос удовлетворить не в состоянии, понять его не в состоянии, оно в силу того, что Бобик сдох, экономическая модель сдохла, больше не работает, оно не может обеспечить обществу даже то, что у этого общества было вчера. Пока это не столь драматично, как в конце 80-х годов, когда не было сыра, сахар, водка, мыло, табак по карточкам и так далее, но к этому мы идем.

И третье – драматические изменения в самой структуре управления. Наша система управления всегда была сильна низшим и средним звеном. Низшие и средние звенья были очень забавны: они работали не очень хорошо, но все всегда знали, и в стране все знали, что завтра может быть война, и когда происходила катастрофа (даже если по дурости начальства), то средние и низшие звенья автоматически переходили в режим военного положения без каких-либо команд. Люди, которые 15 минут назад воровали со стройки цемент жидкий в ведрах, люди, которые 20 минут назад начинали пить в 11 часов утра, они трезвели и переходили в режим подвига. За счет этого система обладала повышенной живучестью, повышенной жизнеспособностью.

Что мы увидели полтора года назад, в конце 2010 и начале 2011 годов? Начиная с Манежной площади, через ледяной дождь и много-много других событий мы увидели, что низшие и средние звенья перестали работать. Если начальство занимается, грубо говоря, урегулированием неформальных финансовых потоков, я не могу ему подражать в этом, я подражаю ему в том, в чем я могу подражать – в наплевательском отношении к своим служебным обязанностям. И мы видим электриков, которые в условиях катастрофы, когда зимой нет света, а это значит, что нет тепла для многих, говорят: "А у меня выходной, пошли все к черту. А это не моя сфера ответственности, я этот кабель привязывать не буду". И так далее. "А у меня больничный". И это ситуация, которая касается всех сфер жизни, и в силу этого жизнеспособность этой системы, внутренняя стойкость, жизнестойкость резко снизилась.

НЕКЛЕССА: Таким образом, у нас получается вилка между расчетным временем существования, новым политическим годом, который рассчитан на период пять-шесть лет, и той реальностью, которая, как вы сказали, по крайней мере, по трем перечисленным основаниям предполагает некоторое резкое изменение ситуации примерно через два-три года. Об этом после небольшой паузы.

 

Новости.

***

НЕКЛЕССА: Да, телефон студии: 65-10-996, код города – 495. Координаты сайта радиостанции: finam.fm. В эфире программа "Будущее где-то рядом", у микрофона Александр Неклесса. Гость студии и мой собеседник сегодня – директор Института проблем глобализации, Михаил Геннадиевич Делягин. А разговариваем мы на тему: "Грядет 17-й год" или что такое "шестилетка"?"

Ну и вот, собственно, в первом шаге у нас обсуждалась позиция. Есть некоторый расчетный срок, который выводит нас на 2016-2018, но посередине лежит 2017 год. То есть тот срок, на который был рассчитан выборный цикл. И есть реальность, где, по мнению моего собеседника, нынешней формуле власти отведено два-три года, а через два-три года произойдет некоторая пертурбация, которая, может быть, и сохранит оболочку, но в этой оболочке что-то существенно изменится. Изменится, поскольку есть три мощных фактора: изменения в экономике, изменения в социальной сфере и изменение в системах управления. Вот на этом мы остановились.

Ну и, собственно, я зачитаю вам вопрос, который пришел: "Подойдет ли Олимпиада в Сочи на роль следующего 2014"? Ну, это, наверное, реминисценция на ваши два-три года. Если от 2012 рассчитывать, 2014, то какое-то знаковое событие, Олимпиада... Ну, в данном случае, может быть, поставим этот вопрос несколько шире и по-другому: как вам кажется, это изменение, которое назревает, которое распирает социальную ткань в России, какую форму оно может принять? Просто поскольку мы говорим о будущем, будущее немножко такая образная и фантазийная сфера, как вам кажется, какой может быть порядок событий?

ДЕЛЯГИН: Александр Иванович, если вместо мировой войны у нас будет Олимпиада, то я в этом случае за Олимпиаду. Какие изменения – я не знаю. Понятно, что это будет носить характер системного кризиса, то есть утрата государством контроля за всеми значимыми общественными процессами. Это может быть...

НЕКЛЕССА: Регионализация – определенная формула, может быть?

ДЕЛЯГИН: Да, конечно. Когда центральная власть сходит с ума, Россия разваливается, это понятно. Когда центральная власть исчезает, Россия разделяется. Потом она объединяется заново, но это будет потом. И с теми хищниками, которыми мы окружены, совсем не факт, что это удастся в прежнем объеме.

Что примерно понятно? Все будет зависеть от механизмов срыва в системный кризис. Это может быть внешний фактор, потому что глобальный экономический кризис никто не отменял, и если мир, который балансирует на грани депрессии уже года три-четыре, с осени 2008 года три с половиной года, все-таки он сорвется в депрессию...

НЕКЛЕССА: Ну да, примерно понятен сценарий. То есть падение цен на нефть...

ДЕЛЯГИН: Нефть не стоит ничего, ценные бумаги, в которые вложены наши 500 миллиардов, не стоят ничего. Золото – совсем не факт, что оно сохранит свой фетишистский характер. А теперь, ребята, дискотека.

На самом деле это очень плохо с точки зрения жизни, но это неплохо с точки зрения выживания. Потому что Россия очень открытая страна. На протяжении всей нашей истории, как мне кажется, внешний и внутренний фактор примерно равнозначен для нашего развития, примерно равнозначен. Просто в силу национального характера мы очень открытые люди. Именно поэтому у нас не написана история, потому что история – идеологизированная вещь. Когда вы стоите на одной из позиций, вы не можете признать их равноправие. Но в условиях глобальной депрессии никому не будет дела до России, и мы получим огромную возможность, короткую возможность заняться своими делами без внешних помех. В 20-е годы, чтобы уничтожить Советский Союз, было достаточно двух дивизий, хорошо – четырех дивизий, таких качественных, хороших. Просто в мире их не было, и никому не было дела до Советского Союза.

НЕКЛЕССА: Давайте мы проявим открытость и послушаем наших радиослушателей. Говорите, вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Алексей.

НЕКЛЕССА: Добрый вечер, Алексей.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня вопрос к гостю. Я по поводу заявлений, что что-то может измениться. Вопрос следующий. Если гость утверждает, он заявляет, то есть бомбу какую-то информационную в общество можно закинуть, но есть ли какие-то обоснования? Поскольку такие заявления должны подкрепляться какой-то научно-исследовательской работой, статистикой и так далее. В этой связи следующий вопрос. Хотелось бы узнать какую-то грань, временные рамки, когда что-то может наступить. Спасибо.

ДЕЛЯГИН: Спасибо большое. Алексей, по-моему, очень забавный человек. Вот я таких в "Живом журнале" баню, когда человек комментирует, не читая текст, который он комментирует. В данном случае он совершенно явно не слушал то, что мы говорили раньше, совершенно явно человек не слышал. Только что мы сейчас назвали сроки. Ну, Алексей, могу вам только посоветовать посмотреть потом, в Интернете почитать распечатку, там все сроки написаны.

В добавление к тому, что я сказал... В 2005 году наше правительство дало поручение посчитать, какие параметры являются критическими для сохранения социально-политической стабильности. И лучшие макроэкономисты, в число которых я не входил, сделали оценку, что темп экономического роста должен быть не меньше 5,5%. Это такой интегральный показатель. У нас уже никогда при этой модели экономики не будет такого роста. Я не знаю, нужно повесить Госкомстат на фонарях, чтобы он показал такой показатель, и все равно он не будет иметь никакого отношения к реальности. Так что вот, пожалуйста, научные исследования. Можете зайти на сайт forecast.ru, порыться в данных 2006 года, в обзорах, там это есть. Хотя написано там это очень тактично, очень вежливо, очень комплиментарно, и никаких акцентов на это не сделано, потому что невежливо делать такие акценты даже при экономическом росте в 7,5%.

НЕКЛЕССА: Продолжим разговор с радиослушателями. Говорите, вы в прямом эфире. Представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Андрей. Вопрос к Михаилу. Михаил, вы известны как категорический противник вступления России в ВТО. Как вы считаете, насколько этот вопрос решен окончательно, и насколько это вступление может сыграть роль, собственно, того критического удара по стране, который может привести к каким-то уже процессам разрушительным?

ДЕЛЯГИН: Понятно. Я боюсь, что вопрос решен. Я, естественно, борюсь, чтобы эту глупость и пакость не сделали. Но, понимаете, если Владимир Владимирович Путин откажется от ратификации ВТО, если он позволит "Единой России" или даст команду "Единой России" голосовать против, - в этом случае он поссорится с развитыми странами Запада, поссорится с глобальным бизнесом. А очень странно ссориться с людьми, у которых в карманах лежат все деньги вашей страны или почти все деньги вашей страны, это немножко нерентабельно. Я уже не говорю про деньги друзей и все остальное.

Но говорить, что мы сегодня вступим в ВТО, а завтра мы лежим в могиле – не совсем верно. Это процесс постепенный. Во-первых, на протяжении всего времени переговоров, переговорщики от России либеральные не просто сдавали позиции одну за другой, они еще и брали на себя опережающие обязательства. То есть не было такой ситуации, чтобы мы говорили: "Вот, когда мы вступим в ВТО, мы это будем выполнять, а пока вы нас в ВТО еще не пустили, мы это выполнять не будем". Ничего подобного. Россия вводила, Россия принимала на себя обязательства и делала уступки до присоединения к ВТО. Так, что, по-моему, в октябре 2004 года товарищ Путин даже изумился публично, что же это такое происходит, и пригрозил, если нас в ВТО не пустят, все эти уступки временно приостановить. Что-то ему такое на это сказали, что он к этой светлой мысли больше не возвращался никогда.

И сами новые нормативы ВТО, они будут тоже вводиться постепенно. Если брать по отраслям, качественный удар получит только сельское хозяйство, в первую очередь свиноводство и рыболовство. Причем рыболовство – просто рыба станет дороже. Качественный удар получит машиностроение, в особенности производство грузовых автомобилей. Мы просто будем забиты автохламом со всего мира. Ну и некоторые еще отрасли. То есть это будет усугубление ситуации, это будет приближение агонии, приближение агонии достаточное ощутимое. Но говорить, что это будет триггер, что это будет спусковой курок, я бы не стал.

НЕКЛЕССА: Давайте продолжим. Говорите, вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, меня зовут Игорь.

НЕКЛЕССА: Добрый вечер, Игорь. Полностью согласен с Михаилом практически по всем его параметрам высказываний. Собственно, в чем вопрос. Вы сказали, что наши финансовые документы, акции и так далее не будут стоить ничего. Я с этим полностью согласен, но, более того, знаю достоверные данные о том, что это плановые действия неких структур. У вас прозвучала фраза, что двух дивизий было достаточно, чтобы напасть на СССР и развалить его. Войска Соединенных Штатов Америки плюс частные военные компании, иностранные компании, которые принадлежат Британии, Америке и так далее, обладают достаточной мощью, более того, они постоянно проводили военные кампании непрерывно...

ДЕЛЯГИН: Игорь, вопрос давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос. Прозвучала фраза, что у России может быть этап времени, когда она может начать решать свои внутренние проблемы и вопросы. Вопрос в том, уверен ли в этом Михаил? Потому что есть четкий план и есть четкие военные силы, которые готовы, собственно, делать с Россией то, что они хотят.

НЕКЛЕССА: Спасибо, Игорь.

ДЕЛЯГИН: Ну, Игорь, вы явно более информированный человек, чем я, если вы знаете, какие существуют четкие планы и какие существуют совершенно однозначные намерения по поводу движения фондовых рынков. Могу вам только позавидовать, я думаю, вы здорово заработаете на этих фондовых рынках в ближайшем будущем.

Что касается того, что у нас может быть возможность самостоятельно решать свои вопросы. Я, как вы и сказали, употребил словосочетание "может быть". Стопроцентной гарантии не бывает. Но, понимаете, глобальный экономический кризис, он ударит по всем, не только по нам, но и по частным военным компаниям тоже. Миллиардеры и миллионеры прыгали из окон небоскребов в Нью-Йорке во время великой депрессии примерно так же, как люди прыгали из окон башен-близнецов во время теракта.

Так что, чем страна более развитая, тем болезненнее удар, который она получает от большой депрессии. И какое-то время миру будет просто не до нас. У нас будет, как я думаю, это не стопроцентная гарантия, конечно, нет, у нас будет некоторое окно возможностей.

НЕКЛЕССА: Говорите, вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Иван. Михаил Геннадиевич затронул вопрос агрессивных соседей, когда говорил о том, что Россия будет заново собираться. Я бы хотел немножко уточнить, вот нас, собственно, пугают Западом, НАТО, но это все напоминает анекдот про человека, который машет метлой в воздухе и говорит, что он крокодилов отгоняет. И, собственно, у нас ведь... В общем, вопрос в том, почему не замечаются всякие иранские университеты, выпускники которых у нас леса на Северном Кавказе пополняют регулярно, экспансия Китая на Дальнем Востоке? Вы как считаете, это больше глупости или какой-то злой умысел есть?

НЕКЛЕССА: Спасибо, Иван. У нас сейчас будет небольшой перерыв...

ДЕЛЯГИН: Понимаете, когда рыба гниет с головы, то это значит, что гниет и мозг рыбы. И есть в этом злой умысел или нет – это вопросы для криминалистов. Мы просто фиксируем, что государство не исполняет свои служебные обязанности не только по отношению к НАТО, но и по отношению к Китаю, и к исламскому миру, и к несчастным трудолюбивым соотечественникам из Средней Азии и так далее, и так далее, и так далее.

НЕКЛЕССА: Продолжим после небольшой паузы.

 

Новости.

***

НЕКЛЕССА: В эфире программа "Будущее где-то рядом", у микрофона Александр Неклесса. И сегодня гость в студии и мой собеседник – директор Института проблем глобализации Михаил Геннадиевич Делягин.

ДЕЛЯГИН: Александр Иванович, вот яркий пример того, насколько неадекватно государство. У нас марш миллионов будет послезавтра. Как самарские власти не пускают на него оппозиционеров? Они сегодня поймали оппозиционеров, дождались, пока уйдет поезд и после этого их отпустили. Посмотрите, марш миллионов у нас послезавтра, 6 мая. Чтобы не пустить на послезавтрашний марш самарских оппозиционеров, самарские власти их сегодня вечером задерживают, и сегодня же вечером отпускают, дождавшись, пока уйдет поезд.

НЕКЛЕССА: Это вы имеете в виду оккупацию вокзала, которая произошла? Но это, по-моему, произошло где-то еще в одном городе.

ДЕЛЯГИН: Нет, у нас сейчас была новость по радио "Финам FM", что группа оппозиционеров в Самаре собралась на марш в Москву. Чтобы их не допустить, их задержали, дождавшись, пока поезд уйдет, их выпустили. И самарские власти то ли не знают, какого числа будет марш, то ли не знают, как устроено транспортное сообщение между Самарой и Москвой, то ли не знают, что завтра тоже будут поезда. Не только поезда, но страшно сказать – автобусы. Вообще-то из Самары еще и самолеты летают, хотя это дорого.

НЕКЛЕССА: Михаил, но вы же говорили по поводу дисквалификации среднего и младшего звена, и специфической квалификации высшего звена.

ДЕЛЯГИН: Это наплевательское отношение к своей работе. И если вы думаете, что по отношению к исламу, к Северному Кавказу, к Закавказью, к Средней Азии, к Китаю, к НАТО проявляется более высокая квалификация, то вы очень сильно ошибаетесь, с моей точки зрения.

НЕКЛЕССА: У нас как елочка играет огоньками наша коммуникационная площадка. Ну, давайте продолжим. Говорите, вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Александр, здравствуйте, Михаил. Меня зовут Семен. Мне интересно, как будут развиваться отношения России и Белоруссии вот в тех позициях, о которых говорил Михаил. Вкратце, если можно.

ДЕЛЯГИН: Ну, примерно так же, как и раньше. Мы будем поддерживать политические отношения, при этом наш замечательный бизнес, особенно государственный при каждом удобном случае будет пытаться откусить у белорусов какой-то кусок, белорусы будут заниматься политическими протестами. Потом это будет постепенно переходить в какую-нибудь колею, и так это будет болтаться, пока у нас не произойдет оздоровление власти.

НЕКЛЕССА: Михаил, позвольте мне задать тоже вопрос. Я тут врежусь в этот каскад вопросов. Вот вы говорили по поводу тех изменений, которые неизбежно произойдут через два-три года, хотя вопрос формата этих изменений, он может быть достаточно различным. Я позволю себе обратить внимание на следующий фактор. Поправьте меня, если я здесь в чем-то ошибаюсь. Я вижу, что в последнее время какие-то центры влияния в стране, они подвергаются определенным, причем самым различным образом организованными, различным нападкам, различным формам диффамации.

Вот посмотрите, вроде бы каждый случай является самостоятельным. История с церковью, которая включает в себя и проблемы, которые обсуждались относительно патриарха, такой диапазон до "Pussy Riot". Прежнее поколение глав регионов, которое за относительно небольшой для российской истории срок было убрано с политической площадки. Опять-таки, тут и мэр Москвы, и главы таких, что называется, национальных регионов – Татарстан можно вспомнить, Башкирию.

ДЕЛЯГИН: Президент Татарстана объявил его мусульманским государством, так на минуточку, так что совсем не факт, что это изменения к лучшему.

НЕКЛЕССА: Нет, я даже не говорю о том, что изменения к лучшему или к худшему. Я говорю о том, что происходит, вот если посмотреть на ряд событий... Опять-таки, речь о некотором инварианте. Когда происходит то, что можно было назвать либо снятием с политической площадки, либо подавлением определенных политических сил, которые в ситуации дестабилизации могли бы сыграть свою роль.

Я назвал такой институт как церковь, я назвал главы регионов. И, знаете, я назову, пожалуй, еще один очень парадоксально звучащий в этом контексте случай – это история, которая развивается с партией власти. Когда партия власти отодвигается от своей прежней позиции. Вот во всем этом, не видится ли вам возможность какого-то нового рисунка по поводу той темы, которую мы обсуждали – политического изменения в рамках России.

ДЕЛЯГИН: Новый рисунок будет обязательно, и, безусловно, все, о чем вы говорите, является сложным сочетанием внешних и внутренних факторов. Но это происходит не потому, что кто-то злобный или кто-то умный меняет ситуацию, а потому что старая конструкция выработала свой ресурс и рассыпается. Усталость металла, коррозия металла.

Ведь посмотрите, чем вызваны нападки на Русскую православную церковь. По большому счету, я не беру фактор спецоперации – спецоперации были всегда. О часах патриарха Кирилла заговорили года три назад, и когда кто-то из младших клерков РПЦ сказал: "Но ему же нужно представительствовать", – все умылись. Потому что еще при советской власти патриарх ездил на членовозе, как кандидат в члены Политбюро ЦК, и никого особо это не напрягало. Ну, сейчас членовозы по-другому устроены, только и всего.

Когда Русская православная церковь добилась введения закона божьего в школах... Извините, во-первых, это было воспринято как агрессия, причем агрессия немотивированная, необоснованная и безумная, огромной частью российского общества. Верующие люди, истово верующие, я таких знаю, они считают, что их приходской священник, которому они доверяют, научит закону божьему намного лучше, чем непонятно кто, пришедший с улицы. Люди в церкви знают кадровый состав нашей церкви и боятся, что этот закон божий вызовет ту же реакцию отторжения и ненависти в обществе, что и закон божий в начале ХХ века, когда в РПЦ произошла кадровая катастрофа на самом деле. Ну, про атеистов я молчу – это оскорбление.

При этом люди, которые думают не только о себе, но и о чем-то еще, понимают, что это сознательный раскол российского общества. Если бы детям объясняли про разные религии вообще – это один вариант, но когда мусульман в одном углу учат одному, а православных в другом углу учат другому, а иудеев и буддистов учат третьему, четвертому, а атеистов учат пятому – это осознанное разрушение российского общества. И это люди понимают, слава богу.

И когда после этого значительная часть православных менеджеров демонстрирует агрессивное мракобесие, никакого сочувствия они вызвать не могут.

Извините, это большая трагедия, потому что церковь любая – это встроенный стабилизатор общества, это функция коллективного социального психотерапевта – снимать напряжение, успокаивать и обеспечивать стабильность.

У Алексия II, кстати, это получалось. Но когда встроенный стабилизатор начинает превращаться во встроенный дестабилизатор, не нужно искать костлявую руку мировой закулисы, достаточно посмотреться в зеркало, куда не каждое лицо служителя культа влезет.

И не только православного, отнюдь.

Когда в Россию приезжают представители, руководители иудейской общины, которые по-русски не говорят... Про мусульман я вообще тактично умалчиваю, что у нас творится с замечательной пропагандой ислама, чтобы не разжигать, что называется. Это что касается церкви.

И когда церковь начинает получать обратную реакцию со стороны общества, обратная реакция, конечно, разная. Есть экстремальная часть общества, которая устраивает неканонические молебны... Причем, смею вас заверить, если бы эти сумасшедшие девушки, в хорошем смысле слова сумасшедшие, не в медицинском, не употребили бы в своей молитве слов против Путина, никакого уголовного дела им не светило бы. Им светило бы честные 15 суток, которые они по-честному заработали, с моей точки зрения. И все понимают, что это не из-за, извиняюсь за выражение, кощунства, потому что у нас формально все-таки церковь отделена от государства пока еще, хотя бы на бумаге, и за кощунство не судят. Понятно, что им светит семь лет за то, что они непочтительно отозвались о Путине, а отнюдь не за то, что они неподобающим образом себя вели в храме, который, вообще-то говоря, является собственностью московской мэрии.

Переходим к "Единой России". Да, партия, которая имеет отделение в каждом районе Российской Федерации. Это в районе населения может не быть, а отделение "Единой России" там есть. И, естественно, неважно качество этой партии – это скрепа, это часть, это структура общества (хорошая, плохая – не важно), которая это общество соединяет. Извините, когда эта скрепа сгнила до такой степени, что ничего кроме тошноты не вызывает, когда я еще пару лет назад я отфиксировал, что в некоторых социальных слоях легче было признаться в нетрадиционной сексуальной ориентации, враждебной и чужеродной для этих социальных слоев, чем в принадлежности к партии власти. Задолго до Болотной, задолго до фальсификаций. Извините, если у вас венец, на котором стоит ваш сруб бревенчатый, сгнил, венец надо менять, иначе дом развалится. Но попытки вырастить себе вторую ногу в виде "Объединенного народного фронта" и перенести на нее тяжесть, они оборвались на полужесте, на мимике.

Дальше – губернаторы. Ну, вы знаете, Лужков спас Москву от приватизации по Чубайсу, Лужков сделал для Москвы неимоверно много. Кто-нибудь это помнит? Старик Батурин затмил собой все. Лужков последних пяти лет – это кошмар. То, что его не убрали за пять лет до его вынужденного ухода, его не убрали бы, если бы его жена не дала неаккуратное интервью либеральному изданию, это проявление сгнивания власти. Когда Подмосковьем управлял господин Громов, извините, конечно, Подмосковьем может управлять кто угодно, можно управлять Подмосковьем, не приходя в сознание, эксперимент был поставлен, эксперимент был успешен, но то, что подобного рода губернатор управляет ключевым регионом...

Знаете, Подмосковье поставить на грань банкротства, довести богатейший регион страны до грани банкротства и после этого успешно управлять им, не сидеть в тюрьме, не давать показания, а сидеть, расплывшись от собственного самодовольства, и долгие годы продолжать управлять! Куда это годится?

Извините, сгнила система, она сгнила. И мы видим, что она медленно переходит в новое состояние равновесия, когда состояние равновесия может быть беспорядочной грудой обломков. Безусловно.

НЕКЛЕССА: Послушаем дальше радиослушателей. Говорите, вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Николай. Хотел Михаилу высказать благодарность, скажем так, за его точку зрения, со всем согласен. И такой момент. Как говорится, отодвигаешь – предлагай делать. Вот прежде чем делать, хотелось бы несколько ваших комментариев по вашим, скажем так, взглядам, что бы желательно было сделать во внешней политике, внутренней и в экономике, ну, общими словами, чтобы минимизировать или желательно ликвидировать наступление коллапса, о котором вы говорили.

НЕКЛЕССА: Спасибо, Николай.

ДЕЛЯГИН: То есть, грубо говоря, что должен сделать Путин, чтобы я пошел защищать его с оружием в руках против любой оппозиции. Первое – уничтожение коррупции. Для уничтожения коррупции в нынешних масштабах не нужен честный суд, не нужны здоровые правоохранительные органы, не нужен всеобщий коммунизм, достаточно несколько технических мероприятий, среди которых главное: первое – взяткодатель, сотрудничающий со следствием, должен полностью освобождаться от ответственности. Это опыт Италии. Это разрывает круговую поруку между жертвой коррупции и ее организатором – чиновником.

Второе – это опыт Америки: если член организованной преступной группировки, мафии, грубо говоря, а коррупция власти это мафия всегда, не сотрудничает со следствием, у его семьи конфискуются все активы, включая добросовестно приобретенные, и оставляется по самому-самому минимуму. То есть они не становятся бомжами, они получают социальное жилье маленькое по санитарной норме, необязательно в благополучном районе. Необходима машина – им сохраняют машину, но только не представительского класса, а самую-самую маленькую. Ну а потом я продолжу после перерыва.

НЕКЛЕССА: Оставайтесь с нами.

 

Новости.

***

НЕКЛЕССА: Телефон студии: 65-10-996, код города Москва – 495. И у микрофона Александр Неклесса, в эфире программа "Будущее где-то рядом". Беседую я сегодня с, директором Института проблем глобализации Михаилом Геннадиевичем Делягиным. А беседуем мы на тему ближайшей шестилетки России: "Грядет 2017 год".

ДЕЛЯГИН: Что делать? Я продолжаю. Это две меры вполне достаточных, есть, конечно, еще много вспомогательных. Из красивых вспомогательных мер – электронная система принятия решений, которая резко ограничивает возможности коррупции, во-первых, потому что решения принимаются мгновенно, и волокита, которая сейчас длится даже не годами, а десятилетиями, невозможна технологически. Во-вторых, возможность скрытого контроля. Потому что сейчас, когда вы начинаете контролировать чиновника, осуществляете проверку, первое, что происходит, – пожар в архиве. И проверять уже нечего. А здесь проверяемый даже не понимает, что его проверяют. Это очень хорошая система, причем она реализована в российском бизнесе, ее можно просто тупо скопировать, есть, откуда копировать.

Первая мера – ограничение коррупции – самая главная. По сути дела, это изменение государственного строя, с моей точки зрения. Поэтому это сложно сделать. Дальше – ограничение произвола монополий. Ничего сложного в этом нет, есть немецкий опыт, есть американский опыт – выбирайте по вкусу.

Дальше – разумный, рациональный протекционизм примерно на уровне Евросоюза. Все, что мы делаем руками, мы делаем дороже китайцев, часть этого мы делаем еще и хуже. Если мы считаем, что в России должен кто-то жить, значит, в России должны быть рабочие места. Для того чтобы в России были рабочие места, нам необходим разумный протекционизм, не чугунный забор вокруг всей страны, за которым все сгниет, как сгнил легковой автопром, а цивилизованный, в масштабах Евросоюза. При этом, поскольку рыночные стимулы слабы, в том числе и рыночные стимулы к техническому прогрессу, повышением технологических стандартов придется эти стимулы подгонять.

Дальше – обеспечение гарантированного гражданам Российской Федерации прожиточного минимума. Подчеркиваю, минимума. Это не собес, под грузом которого рухнул Советский Союз и сейчас умирает Европа. Если в Советском Союзе вы могли физически доползти до кассы, свои 90 рублей вы получали. Но если государство признает ваше право на жизнь, оно должно признавать и экономическое выражение этого права. Поскольку вы человек, вам должен быть гарантирован реальный прожиточный минимум. Не в размере пайка немецкого военнопленного в советских лагерях в сентябре 1941 года, как примерно сейчас, а реальный, чтобы ваша трудоспособность не падала от недоедания. Вот это естественная граница всякого социализма. Вот прожиточный минимум, дальше – конкурируйте, дорогие товарищи. Но если вы человек – вы имеете право на жизнь. Это недорого стоит для бюджета, примерно 10% того, что валяется сейчас в бюджете без движения.

Дальше – нормализация налоговой системы, чтобы можно было платить налоги. А то у нас сейчас страна превращена в оффшорный рай для богатых, а бедный и средний класс - налоговая нагрузка на фонд оплаты их труда превышает 39%. Это в Германии возможно, где люди получают много, а у нас, где более 60% населения на самом деле бедно, а по социологии так и более 80% населения бедно, извините, это слишком большая роскошь. Причем бизнес умоляет, бизнес просит: "Введите обязательные социальные взносы для всех одинаковые, на уровне 15%". Богатые люди в бизнесе готовы платить 15% со своей зарплаты. А богатые люди в правительстве не позволяют им этого сделать. Это нонсенс, это недоразумение. И после всего этого...

Да, еще нужно освободить от налогов производительный малый бизнес вообще. Извините, у Сталина, можно к нему относиться по-разному, но он явно не был сторонником рыночных отношений и явно не был сторонником свободы предпринимательства, так вот, у ужасного Сталина в 30-е годы 12% промышленного производства Советского Союза давал то, что сейчас называется малым бизнесом. Тогда это называлось промышленная кооперация, артелью. И после войны то же самое. Понимаете, 12%. Производительный бизнес должен быть освобожден от налогов вообще. Не спекулятивный, не консультативный, не занимающийся финансовыми спекуляциями и разного рода сложными махинациями, извините за это слово. Не компьютерный даже, хотя я приношу извинения перед всеми айтишниками, которые меня слушают и услышат. Но производительный бизнес, который что-то делает и продает продукты своего труда... Кстати говоря, IT сюда подходит, извините, это я ошибся, IT сюда полностью подходит. Он должен быть полностью освобожден от всех налогов вообще как минимум на пять лет, а там разберемся.

Ну и после всего этого можно приступать к модернизации инфраструктуры. Чем это прекрасно? С одной стороны, колоссальная эффективность сразу. У нас технологии 60-70-х годов, в лучшем случае. Если их заменить хотя бы технологиями 2000-х годов, то мы получаем колоссальную экономию и очень быстро получаем качественно иную страну.

Потому что свобода – это не то, что записано в каких-то бумажках, свобода – это избыток инфраструктуры. Дайте нам избыток инфраструктуры, и Россия расцветет даже под диктатурой.

И самое главное – в естественных монополиях, а это основная часть инфраструктуры, не будет злоупотребления, не будет недобросовестной конкуренции государства с бизнесом. Потому что для частного бизнеса модернизация этих сфер непосильна.

НЕКЛЕССА: Продолжим сейчас принимать вопросы, но не могу не зачитать некоторую информацию, которая приходит. Вы говорили, что есть другие пути движения на Москву, автобусы и так далее. И вот как раз Николай нам пишет: "Задержан автобус с астраханцами, выехавшими на митинг в Москву". У нас шел разговор о Самаре, и что-то то же самое, примерно аналогичное про Уфу.

ДЕЛЯГИН: Мы это проходили два года назад. Даже когда по всей стране, по всей европейской части России спецслужбы и тогда еще милиция отлавливали активистов. Естественно, сейчас будет происходить то же самое. Это понятно, это прискорбно. Но когда вы что-то делаете – ставьте себя на место противника.

НЕКЛЕССА: Говорите, вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Я бы хотел задать вопрос Михаилу Геннадиевичу. Меня зовут Александр. Хочу, во-первых, сказать ему спасибо за его выступления на радио и на телевидении в частности, и хотелось бы увидеть его на телевизоре побольше. И вопрос такой. Одна из немногих критик в вашу сторону состоит в том, что вы предлагаете в одной из мер против коррупции освобождать взяткодателя от ответственности при его сотрудничестве со следствием. Правильно я понимаю?

ДЕЛЯГИН: Да, да, правильно.

СЛУШАТЕЛЬ: И критика в вашу сторону в том, что в российских законах, вот в законе о взяточничестве, в статье в Уголовном кодексе присутствует подобная оговорка о том, что взяткодатель освобождается от ответственности, если он...

ДЕЛЯГИН: Я понял, деятельное раскаяние. Да, есть такая штука, у нас есть такая вещь. Но деятельное раскаяние носит не абсолютный характер. При деятельном раскаянии смягчается вина, вас могут освободить от ответственности, а могут и не освободить от ответственности, а просто сделать вам скидку. Как в известном фильме: "Покайся, тебе скидка выйдет". Вот этот люфт, он убивает очень многое. Это должна быть абсолютно железобетонная норма.

В Италии это выглядело следующим образом. Нехороший бизнесмен, который давал взятки хорошим чиновникам, бегал от итальянской полиции по всей стране и по части Европы. В конце концов, его ловят и говорят ему: "Дорогой друг, по нашим данным, вы давали взятки 20 чиновникам. Вы сдаете пятерых по вашему выбору, и вы свободны". Когда таких взяткодателей оказывается две сотни, чиновники накрываются плотным слоем свидетельских показаний, и они сами тоже начинают стучать друг на друга в этой ситуации. Здесь должно быть абсолютное правило. Когда меня могут посадить на год меньше, а могут дать условно, а могут освободить полностью, извините, это перестает работать, потому что слишком много зависит от, извините за выражение, произвола конкретных людей.

НЕКЛЕССА: У нас остается совсем мало времени, но попробуем еще несколько звонков. Говорите, вы в прямом эфире. Только, пожалуйста, покороче.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Роман, Москва. Очевидно, что существующая власть не сделает всего того, что перечислил Делягин, стало быть, года через два она будет сметена. Это тоже очевидно. Каково мнение Делягина, стоит ли с наворованным и вывезенным капиталом за границей связываться новому национально ориентированному правительству, или просто все это сбросить, как сделали большевики, которые сказали: "Все, ребята, никто никому ничего не должен"? Потому что очевидно, что вот эта наворованная собственность на Западе, она будет использоваться как рычаг давления на национальную...

ДЕЛЯГИН: Я понял. Роман, во-первых, неочевидно, что она будет сметена и тем более в ближайшие два года. Сценарии могут быть разные. Но выведенные капиталы... Я сторонник Дмитрия Олеговича Рогозина, нынешнего вице-премьера, который в одной из своих книжек употребил следующее выражение: "И прикручивая "глушак" к стволу, ласково спросить: "Возвращать будешь или завещать?" И, естественно, все это будет в строгом соответствии с законом.

У большевиков были долги, и они действовали по принципу "кому я должен – всем прощаю". У нас не долги, у нас, наоборот, активы. Часть этих активов будет сожрана, так сказать, нашими западными партнерами, потому что им тоже хочется денег, но часть – нужно добиться возвращения. Это будет отдельная, сложная, тяжелая задача.

Знаете, если господин Лукашенко решил проблему с приватизацией в своей стране путем переговоров, кстати говоря, без насилия, почти без насилия, то эту проблему, я думаю, тоже можно будет решить путем переговоров. Бизнесмены – люди разумные.

НЕКЛЕССА: Прошу прощения, больше мы уже не сможем, не успеваем принять...

ДЕЛЯГИН: Такая светомузыка на пульте!

НЕКЛЕССА: Да, это вздох огорчения тех огоньков, которые я только что отключил. Но, Михаил, не могу не задать вам вопрос Марии последний, может быть, как заключительная некоторая реплика, он у меня тут горит на сайте: "Какие силы, люди, организации могут выйти наружу в период изменений? Кто из них может принести пользу для государства?" Я обобщу этот вопрос: какую формулу изменений вы видите в ближайшем будущем, вот как этот перелом, который может наступить через два-три года?

ДЕЛЯГИН: Очень простая формула: от реформ к нормальности. Наше общество объединено, извините за циничное выражение, здравым смыслом, представлением о том, что нормально. Программу, которую я вам зачитал, на самом деле написал не я, я ее просто переписал, оформил на научный русский, на литературный, я ее собрал у таксистов и обычных людей по разным городам страны, где я выступаю с лекциями и разговариваю с нормальными, обычными людьми. Которые не задумываются о том, о чем мы говорили сейчас с вами, которые просто задумываются о том, как это должно быть, а как нормально, как по-человечески?

Вот от реформ к нормальности – это очень понятная, очень простая формула. И если мы ее примем, то количество разногласий между нами, даже между атеистами и церковниками, оно автоматически сведется к минимуму.

НЕКЛЕССА: Хочу поблагодарить гостя студии и собеседника – Михаила Геннадиевича Делягина, директора Института проблем глобализации. Спасибо вам, Михаил.

ДЕЛЯГИН: Спасибо вам, Александр Иванович, и спасибо всем нашим слушателям.

НЕКЛЕССА: А по традиции все-таки сентенцию-то я зачитаю: "В России две напасти: внизу – власть тьмы, а наверху – тьма власти". Это сказал Гиляровский. До встречи через неделю.

Бусел А.И.

КОММУНИЗМ В РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКИХ

 УЧЕНИЯХ И ЦИКЛЫ ЭВОЛЮЦИИ

Анна Бусел: "Коммунизм в религиозно-философских учениях и циклы эволюции" ч.1

 

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. [1]

 

Глава 4. АПОКАЛИПСИС, КОММУНИЗМ И ГРЕХ ПРИВАТИЗАЦИИ

  

ЧЬЯ ВЕРА ИСТИННАЯ?

СЛОВЕСНОЕ МОЛОКО ДЛЯ «МЛАДЕНЦЕВ» И ТВЕРДАЯ ПИЩА ДЛЯ СОВЕРШЕННЫХ    

 

Прежде всего необходимо успокоить тех, кто считает Апокалипсис «концом света». Но те, кто знаком с Евангелием, должны знать, что Апокалипсис есть лишь откровение о кончине «лукавого века сего», «грешного века»,  «тьмы века сего», «лукавого века тьмы» как его называли Апостолы и ранние христиане, а древние мыслители называли «железным веком», «веком демона». Разумеется, «век сей» означает не столетие, а то, что в индуизме называется Кали югой, – самой плохой эрой, в которой преобладает беззаконие, и конец которой наполнен безнравственностью, ложью и тьмой. Но за концом этого «черного века» следует обновление времени и начало «будущего века» - новой, великой эпохи чистоты и Истины, эпохи Святого Духа. Так что «конец света» означает лишь конец «старого света»ветхого мира с его неистинным духовным светом, за которым грядет Новый Мир и взойдет, наконец, Солнце правды. Жаль только, что все эти события будут сопровождаться космическими и геофизическими катаклизмами, которые предстоит пережить.

 

Но пока в мире всё ещё царит тайна беззакония. С этой тайной связаны все другие тайны, о которых говорится в Евангелии и которые человечеству предстоит познать: тайна Божия, тайна Бога и Отца и Христа, тайна Христова, тайна воли Божией, тайна Евангелия, тайная мудрость Божия, тайны Царства Божьего, тайна «Вавилона» и тайна вавилонской блудницы, которая «волшебством своим ввела в заблуждение все народы», тайна зверя, носящего эту блудницу, и другого зверя - сына погибели, а также другие тайны, к познанию которых призывали Апостолы.[2]

И прежде всего, «братия, да познаем Бога истинного и да будем в истинном  Сыне Его Христе: сей есть истинный Бог и жизнь вечная» (1Ин. 5:20).  А также, братия, да познаем Истину, которая «сделает вас свободными» (Ин.32:8).

 
При этом, братия, «надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1Кор.11:19).
      
Как видим, Евангелие предлагает человечеству целый клубок тайн, которые ему предстояло познать по мере его духовного роста. С задачи познания этих тайн и следует начинать всякие рассуждения об истинной вере, познании Истины и полноте знаний. И надо полагать, все эти тайны входят в единый Божественный замысел о человечестве: всякий человек должен из духовного «младенца», – питаемого словесным молоком, и потому несведущего в слове правды, подверженного искушениям, обольщениям и заблуждениям, не отличающего правды от правдоподобной лжи, Бога истинного от сатаны, истинный духовный свет от тьмы и т.д., – возрасти в совершенного человека, способного воспринять высшие знания и мудрость Божию. 
 
Из посланий Апостолов следует, что высшие знания они хранили в тайне и доверяли их лишь  совершенным из верующих, а несовершенным «младенцам» давали начальное частичное знание, и потому они не знают правды:
 
«Мудрость же мы проповедуем между совершенными, но мудрость не [лукавого] [3] века сего и не властей [лукавого] века сего преходящих, но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровеннуюкоторой никто из властей [лукавого] века сего не познал…  А нам (Апостолам] Бог открыл это Духом Своим… мы приняли не [лукавого] духа [ветхого] мира сего, а [Святого] Духа от Бога… что и возвещаем… соображая духовное с духовным. Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может. Ибо кто познал ум Господень, чтобы мог судить его? А мы имеем ум Христов. И я не мог говорить с вами, братия, как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами во Христе. Я питал вас молоком, а не твердою пищею, ибо вы были еще не в силах, да и теперь не в силах, потому что вы еще плотские. Ибо если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы? и не по человеческому ли обычаю поступаете? (…) 
[Теперь] мы отчасти [т.е. частично] знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти [т.е. частичное младенческое знание], прекратится. Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти [частично], а тогда познаю…» (1Кор.2:6-3:3; 13:9-12) «Всякий, питаемый молоком, несведущ в слове правды, потому что он младенец; твердая же пища свойственна совершенным, у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла» (Евр. 5:12).  
 

Тайные знания передавались устно, а также в апокрифах (апокриф буквально значит тайный, скрытый). Так, сообщая о том, что тайна беззакония уже действует, Павел обращается к избранным братиям: «Стойте и держитесь предания, которым вы научены или [устным] словом, или посланием нашим» (2Фес. 2:15). И, как отмечает исследователь раннего христианства И.С. Свенцицкая, «тайна, связывающая знающих ее, понятная только избранным, вообще играла значительную роль в мироощущении первых христиан».[4] Само учение христиан называли тогда «тайным», «составляющим тайну», как засвидетельствовано в сочинении Оригена «Против Цельса».

 

В дошедшем до нас «Апокрифе Иоанна», где Христос говорит о тайне, предназначенной лишь для «Расы совершенных и светоносных людей», есть такие Его слова к Иоанну: «Теперь же тебе говорю все это, чтобы ты записал мои слова и ТАЙНО ПЕРЕДАЛ ИХ ТЕМ, КТО РОДСТВЕН ТЕБЕ ПО [СВЯТОМУ] ДУХУ. ИБО ЭТА ТАЙНА ПРИНАДЛЕЖИТ ТОЛЬКО БЕССМЕРТНОЙ РАСЕ... Я же расскажу тебе о том, что ожидает (людей). Ты должен и это записать и ХРАНИТЬ В ТАЙНЕ». Затем он еще раз повторил: «ПРОКЛЯТ БУДЕТ ВСЯКИЙ, КТО ПРЕДАСТ ЭТО за вознаграждение, за еду, питье, одежду и тому подобное».[5]

 

Это еще раз говорит о том, что в христианстве тайное знание доверялось лишь совершенным, в ком пребывает истинный Дух Святой. Также очевидно, что церковь в целом тайным знанием не владела. Иначе не было бы и самого призыва к познанию. Иначе и тайна беззакония, и  беззаконник, о которых писал Павел, сразу стали бы известны церкви, и не было бы в ней таких яростных споров, разногласий и разделений. А среди богословов с самого начала шли жаркие споры - о сущности Бога, об отношении христианства к иудаизму и Моисееву закону, о соблюдении обрядов и норм иудейской религии, об отношении Иисуса к Богу-Отцу, о совместимости существования Бога-Сына с иудейским единобожием (многие не без оснований усматривали здесь двоебожие), о принятом  церковью догмате о Троице, и т.д.  
 

Но самое решающее значение имели споры о библейских законах. Одни утверждали, что Ветхий завет и Моисеев закон упразднены, отменены, другие - что они вечны, поскольку иудеи утверждали, что их «вечный завет с Богом» не может обветшать или отмениться. Климент Александрийский (ок. 150 – ок. 215) писал, что нежелающие присоединиться к христианской церкви «обвиняют нас, так говоря: «Как же принять вашу веру, когда вы сами раздираемы множеством разногласий? Ведь истина раздирается на части, если одни учителя наставляют в одном, а другие учат другому”».[6] А церковный историк Созомен, живший во 2-й половине 5 века, писал: «Во всех церквах, хотя они исповедуют одно и то же учение, нельзя найти одних и тех же по всему сходных преданий». [7]

 
Апостольское учение о ДВУХ СТЕПЕНЯХ ПОСВЯЩЕНИЯ было известно избранным в Александрийской богословской школе. Уже упоминаемый Климент Александрийский, который был одним из глав её, писал в «Строматах» о том, что младенцам положено начальное словесное молоко, т.е. простейшие азы учения Христова, скрывающие слово правды, а совершенным - «твердая пища», т.е. тайное знание. По словам Климента, Апостол Павел намекал, что «некоторые не доросли еще до твердой пищи, но только до молока, да и то в нечистом виде». 

 

Другой глава Александрийской богословской школы, Ориген также утверждал, что для познания истинного смысла Евангелия необходима духовная зрелость человека. Ориген учил о двойственном понимании Евангелия: «телесном» - буквальном, свойственном большинству людей, и «духовном» - умопостигаемом теми, кто любит божественную мудрость. Как Моисеев закон есть только ТЕНЬ будущего, по словам Павла, «так же и Евангелие… учит ТЕНЯМ ТАЙН ХРИСТА». О том, что сам Ориген был посвящен в тайну беззакония, говорят его намеки во введении к сохранившемуся «Толкованию на Евангелие от св. Иоанна»: 
«Христос… ясно давал понять желающим стать учениками Его мудрости, КАКОВЫ ТЕ РЕАЛЬНОСТИ, что СОКРЫТЫ В ЗАКОНЕ МОИСЕЯ, И КОМУ ПРЕДКИ [ИУДЕЕВ] СОВЕРШАЛИ СЛУЖЕНИЕ, БЫВШЕЕ образом и ТЕНЬЮ,  и каков ПОДЛИННЫЙ СМЫСЛ событий, изложенных в исторических книгах [иудеев]: они произошли с Иудеями образно и переданы нам, достигшим конца времен.  Дабы весь человек, которого посетил Христос, НЕ ПОЧИТАЛ БОЛЕЕ БОГА НИ В ИЕРУСАЛИМЕ,  ни на горе Самарянской, но научившись, что Бог – Дух, служил бы ему духовно в духе и истине…» (1. 34 – 35). 
 

Ориген учил не довольствоваться простой верой, а стремиться к познанию мудрости. В письме к Григорию Чудотворцу он советовал: «Внимательно занимаясь божественным чтением, … ищи скрытую от многих мысль божественных Писаний». А в сочинении «Против Цельса» Ориген писал: «…Христианское учение отдает предпочтение тому, кто принимает истины веры после разумного и мудрого исследования, а не тому, кто усваивает их простой верой. И божественное Откровение восхотело допустить этот последний способ только в тех видах, чтобы не оставить людей совершенно безо всякой помощи. Так именно учит Павел, когда говорит: ибо когда своей мудростью не познал Бога  в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих… В этих словах  (Павел) ясно проводит мысль, что Бога нужно познавать в премудрости Божией…»

 

Итак, читая Евангелие, послания Апостолов и труды отцов христианства, надо иметь в виду, что высшие знания и тайны Библии запрещалось сообщать всем людям и простым верующим. О том, каковы эти высшие знания и тайны, можно лишь догадываться по рассыпанным в текстах намекам, притчам и по тайному языку священных символов и аллегорий.  

 

Говоря о тайнах истинного знания, Климент  Александрийский писал: «[Так как] начала всех вещей скрыты, то ИСТИНА была передана нам в форме загадок, символических аллегорий, метафор и других подобных образов, чтобы непосвященные, неподготовленные и инакомыслящие не искажали и не обесчестили ее, и чтобы Истина не сожгла этих безумных «величием своего учения».[8] Символическая форма должна  «искусно  скрыть Истину». Знание символического языка необходимо всякому мудрецу, свойство которого – умело пользоваться символом и постигать тайну, скрытую под формой.[9]

 

В апокрифическом (т. е. тайном)  «Евангелии от Филиппа» сказано об Истине: «ИСТИНА  едина,  она является множеством… ИСТИНА  не  пришла  в мир  обнаженной, но она пришла в СИМВОЛАХ И ОБРАЗАХ… ТАЙНЫ ИСТИНЫ ОТКРЫТЫ В СИМВОЛАХ И ОБРАЗАХ».   Говорится здесь и о свете преображения: «Те,  кто  облекся  совершенным  светом, их не видят силы и не могут  схватить их.  Но облекутся светом в тайне, в соединении».

 

Почти дословно повторяются эти слова в Учении Живой Этики: «Следует очень внимательно относиться к СИМВОЛАМ. Они, как сокровенные иероглифы, хранят сущность великого Мироздания… Символы есть запоминание целого учения». «ИНОГДА ПРАВДА ЗАТЕМНЕНА СИМВОЛАМИ».  
 
*           *            *
Чтобы постичь высшие знания, человек должен «обновиться умом», «обновиться Духом Святым» - принять Высший Разум («Сын Божий пришел и дал нам разум») и поверять веру разумом, а не слепо веровать, ссылаясь на веру отцов, чтобы не уподобиться ветхозаветным иудеям, у которых «бог [лукавого] века сего ослепил умы»[10]. 

 

Слепая вера может вести погибели. Тем более, что Апостол Павел, говоря о тайне беззакония, предупреждал верующих о том, что Бог пошлет дух заблуждения тем из них, кто поддастся сатанинскому обольщению и возлюбит неправду, так что они будут верить лжи (2Фес.2:10).  Дух заблуждения – дух Антихриста, т.е. ложного Христа. Недаром Апостолы в Посланиях писали об «истинном», «нашем» Христе - и «другом» Христе, которого проповедуют лжеапостолы (2Кор.11:3). И Петр увещевал: «…Берегитесь, чтобы вам не увлечься заблуждением беззаконников и не отпасть от своего утверждения, но возрастайте в благодати и познании Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа» (2Пет.3:4). Сам Христос предупреждал: «Не всякий, говорящий Мне: “Господи! Господи!”, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день [Суда]: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф.7:21). 
 

После таких предупреждений всякий здравомыслящий человек остережется заявлять о том, что только его вера истинная, что он правоверный среди неверных, знает Бога истинного, обладает полнотой истины и т.д. Он прежде всего спросит себя, познал ли он тайны, о которых говорит Библия? не является ли его вера заблуждением? не впал ли он в гордыню, не поддался ли он сатанинскому искушению и обольщению, не угодил ли в сатанинские сети лжи? И, устыдившись своего воинствующего невежества и глупого зазнайства, признавшись в том, что его знания весьма неполны и могут оказаться заблуждением, ввергающим в грех, всякий добросовестный верующий примется за исследование Библии и других Священных Писаний, чтобы найти единую Истину и распутать клубок многовековых тайн.

 

Прежде всего задачи познания относятся к представителям т.н. авраамических религий[11]: иудаизма, христианства и особенно ислама, поскольку Коран ссылается не только на Пятикнижие Моисеево (Тору), но и на Евангелие, как на источники, предшествующие Корану. Так что тайна беззакония распространяется не только на иудаизм и христианство, но и на ислам. Ведь чтобы разобраться в сути Корана, надо прежде глубоко исследовать Пятикнижие Моисеево и Евангелие: «Аллах!... Он – Тот, кто книгу в истине [т.е. Коран] тебе послал в знак подтверждения ниспосланному прежде. А до нее Он в руководство людям послал Закон [Моисеев - Тору], Евангелие, а также ниспослал вам Аль-Фуркан [для различения добра и зла»]  (3:2,3). 
 
В русском переводе Корана В. Пороховой дано примечание: Аль-Фуркан – Различение, обычно относится к тем божественным откровениям или к той части Святого Писания, в которых имеются указания на дозволенное и недозволенное, и на Заветы-рекомендации, кодекс того, что подлежит осуждению, и т. д. Теперь вспомним различения в Торе: завет с Богом - радуга в небе, завет с Иеговой-Яхве – обрезание; позволение Бога употреблять в пищу все движущееся (Быт. 9:1-13) - и запрет Иеговы есть мясо «нечистых» животных; первичные скрижали с десятью заповедями - и вторичные скрижали, где эти заповеди отсутствуют; заповедь «не убий» - и повеление Иеговы «истреби народы, которые даю тебе»; рассказ о том, как Моисей со старейшинами видели бога Израилева – и слова Евангелия: «Бога не видел никто никогда», и т.д.
 

Задачи познания относятся также к атеистам, ибо процесс познания не может остановиться на отрицании того, что оказывается ложным. Отвержение Лжи еще не есть познание Истины.

 

Задачи познания библейских тайн относятся также и к изучающим «Живую Этику», ибо она продолжает и развивает учение Христа, но с теми же тайнами, восходящими, в свою очередь, к тайнам более древних религий, упоминаемых в Ж.Э., которые тоже предстоит познать. И прежде всего тайны древнеегипетской религии, ибо «Моисей был научен всей премудрости египетской», которая стала мудростью Библии. Недаром одно из библейских пророчеств о Христе говорит: «Из Египта воззвал Я Сына Моего».

 

 

«ПОСПЕШИМ К СОВЕРШЕНСТВУ»

 

 

Но все эти религии и учения объединяет символ лестницы духовного совершенствования, или эволюции духа - «от земли до неба», т.е. от низших до высших ступеней совершенствования. В Священных Писаниях эта лестница восхождения к совершенству состоит из 7 ступеней (в каждом цикле), поэтому говорится также о «семи небесах». (Недаром греки считали число 7 принципом, положенным в основу ритма космических феноменов). Библия говорит о небе и небе небес (Пс. 113, 24, 23), небесах небес (Пс. 148, 4). Отсюда же и древние ступенчатые пирамиды и зиккураты. Семь ярусов имел вавилонский «Храм краеугольного камня Неба и Земли» Этеменанки, который, которая, по верованиям вавилонян, соединяла Землю и Небо.

.

Итак, небо, небеса, Царство Божие и Царство Небесное в Св. Писаниях – это не какое-то воздушное пространство, как представляется современным верующим, а ступени эволюции (совершенствования) духа самих людей - от темного, злого, лукавого духа - до светлого, чистого, святого, пламенного.  Разумеется, духовное совершенствование, восхождение к «небесной» вершине происходит на земле.  Но для умозрительного представления духовных высот и взят символ небес. Заменяя аллегорические значения слов прямыми значениями: небо - совершенный духовный мир, небеса - ступени восхождения к духовному совершенству, - мы получим полное представление об этой умозрительной лестнице «небес». И «Отец Небесный», и «Христос небесный» значит «совершенный»: «Будьте совершенны, как совершен Отец наш Небесный».

 

Достижение высот духа («горних» высот) может изображаться также как восхождение на «гору Божию»; вот почему в Авесте, а также на картинах Н.К. Рериха преобладают горы как символ духовных высот. «Ляжет смысл в порядке, когда посмотрите с гор», сказано в Учении Живой Этики.

 

Каждой из семи ступеней совершенствования и просветления духа соответствует свой световой символ: от новолуния до полуденного Солнца. Поэтому лестница совершенствования называется также лестницей [духовного] Света, или иерархией Света. Рассмотрите световую символику своей веры – и вы определите свое место на лестнице духовного совершенствования.

 

Понятие семи небес - семи ступеней, семи светов, семи миров или семи сфер, семи врат неба, семи законов и т.д., связанных с лестницей совершенствования, есть во всех Св. Писаниях, имеющих общий источник.  

 

В Св. Писаниях Древнего Египта лестница из семи ступеней называется лестницей Озириса (который является древнеегипетским прообразом Христа), и одновременно лестницей Сета (египетского прообраза Антихриста-Денницы), или лестницей света, или лестницей семи небес, или Небо в его имени «лестницa», или «семь врат неба» (см. «Египетская книга мертвых», гл.17, 22, 98, 110, 149 и др.) Спаситель Озирис в царстве мертвых=смертных, указывая им путь воскресения, поднимается по лестнице на небеса, переправляется в восточную часть неба, где растут деревья жизни и бессмертия, где рождаются боги и где возрождается он сам, становясь «богом на вершине лестницы», т. е. на вершине совершенствования.   


Те же аллегории используются и в Библии. Так, здесь есть рассказ о том, как Иаков, будучи  в Харране (культовом центре бога Луны, где Иегова приступил к Авраму и велел ему идти в землю Ханаанскую, обещая дать эту землю ему и его потомкам), - увидел во сне лестницу от земли до неба, поэтому она называется также «лестницей Иакова», а место на земле, где она стояла, - «вратами небесными».[12] В Евангелии есть параллельная ссылка на лестницу, по которой восходят и нисходят ангелы, – о ней говорит Христос[13], призвавший человечество к совершенству. Иегова, давший иудеям Моисеев закон, господствует на низших ступенях этой лестницы совершенствования:  «Вы от нижних, Я – от вышних; вы от [ветхого] мира сего, Я не от сего мира», - говорил Христос иудеям (Ин.8:23). Христос – «хлеб, сшедший с небес», «прошедший небеса» (т.е. все ступени совершенствования) и  снова «восшедший превыше всех небес», «превознесенный выше небес» и т.д.

 

Находящиеся на низших ступенях лестницы совершенствования являются еще младенцами, о которых Апостолы говорят, что их положено еще питать не хлебом, а словесным молоком, и потому они несведущи в слове правды; твердая пища положена совершенным, которые различают добро и зло.

 

«Младенцы», «молоко» и «твердая пища» («хлеб», «пшеница») - важнейшие аллегории Священных Писаний, которые широко используются не только в Евангелии, но и в религиозных текстах Древнего Египта, в индийских Ведах и иранской Авесте, а также в Учении Живой Этики. Отсюда еще целый ряд родственных аллегорий: «коровы закона [эволюции, или совершенствования]», «доящиеся молоком закона»; «быки закона»; «сливки неба»; египетское божественное Небо, т.е. совершенный духовный мир, в образе коровы; изображения египетских фараонов, сосущих вымя небесной коровы; египетский бог Ра в образе «теленка золотого, рожденного Небом», изображения египетских богинь с коровьими рогами на голове и божественных младенцев-спасителей, сосущих материнскую грудь; Млечный Путь как символ беспредельности эволюции, и т.д. (В свое время Ленин тоже говорил о «младенчестве», «детстве», «ребячестве» своей партии, а Сталин называл меньшевиков «политическими младенцами».)

 

Христианский святой Василий Великий так писал о духовном свете высшей ступени совершенствования: «Неизреченны и неописаны молниеносные блистания божественной красоты; ни слово не может выразить сего, ни слух вместить… Блеск денницы [Венеры], или свет Луны, или сияние Солнца – все это недостаточно к уподоблению [сияния божественной] славы, и в сравнении с истинным светом далее отстоит от него, нежели глубокая ночь и ужаснейшая тьма от полуденной ясности».[14]

 

Коран тоже призывает к «нравственному совершенству»[15] и говорит о лестнице совершенствования: ««Разве вы не видите, что Аллах сотворил семь небес одно над другим. И сделал луну в них источником света, и сделал солнце светильником, чтобы люди с помощью его лучей могли видеть то, что им нужно увидеть?» (71:15) «...Если бы… ты мог бы искать… лестницу, по которой ты смог бы подняться на небо» (6:35). «Аллах - Тот, кто сотворил семь небес и столько же земель. Нисходят между ними повеления Аллаха и Его Откровения» (65:12). «…Аллах - Владыка Небес» (70:1-4). «Он… Тот, который сотворил вам всё благое на земле, потом обратился к небу и устроил его из семи небесных сводов» (2:29). «Не думай, о пророк, что они [грешники]  уверуют… даже, если бы Мы открыли им врата неба» (15:14). [16] И т.д.

 

В Учении Живой Этики понятия лестницы совершенствования и её ступеней, а также семи врат на пути восхождения к вершине, являются основополагающими. «Смысл и значение жизни: восхождение духа», «Радуйтесь, братья, лествице Божественного Восхода». «Идите лестницею... Не достигнет зло вершины, а Мы дойдем. Вели и ведут вас к Истине». «Лестница Иакова – символ Нашей обители». «Христос сходит по лестнице, являя сосуд Света». «Лестница… уперлась в землю и затерялась в небесах». «Представьте весь путь восхождения, разделенный на семь  врат».   «Последние врата близки…», и т.д.

 

В иранской Авесте лестнице эволюции соответствует мост Чинвад – «мост Судного разбора» в виде радуги, на котором праведники отделяются от грешников, разделяется светлое царство праведников и  темное царство грешников.  Заратуштра проводит праведников по символическому мосту в царство Святого Духа. Учение Живой Этики раскрывает этот символ радужного моста, на котором вершится Божий Суд: этот мост является символом синтеза всех ступеней восхождения. «Построим радугу связать ступени восхождения духа», «и чудо претворится, и явится мост красоты в новый путь». «Даже через стремнины можно перейти по радуге Света..» «Радуга есть символ синтеза восхождения». «Мост ведет к Нам… Усмотрите весь  мост с Нашей Башней, сотканный радугой. Только ликованием духа проходят мост сияющий».[17]

 

Зороастр, как и Христос, тоже проповедовал совершенствование, обновление и преображение человека и мира. Напомним, что в иранской Авесте преображение (Фрашо-керети)  дословно  значит - делание совершенным.

Пифагор тоже учил свое братство совершенству.

Готама Будда, достигший высшей ступени совершенства и овладевший мудростью, - передал свои знания ученикам и заповедал нести людям спасение.

Сократ призывал людей к совершенствованию.

Божественный Платон занимался вопросами нравственного совершенствования граждан и спасения человеческих душ.

Учителя марксизма-ленинизма на практике решали задачу воспитания совершенного человека.

Учение Живой Этики призывает к дальнейшему совершенствованию: «Зачем вы живете? Чтобы познавать и совершенствоваться», «лишь для совершенствования духа мы здесь [в мире]», «в  совершенствовании духа человек может уподобиться Силе Высшей», и т.д.

 

Как семь нот музыкальной гаммы, как семь цветов радуги – семь ступеней восхождения к вершине духовного совершенствования. И так в каждом цикле: представьте себе винтовую лестницу, уходящую все выше и выше; недаром советские художники-футуристы любили этот символ.

 

В христианских монастырских школах эти семь ступеней совершенствования  дробятся еще на множество малых ступеней. Так, Иоанн Лествичник, написавший в конце 6 века свое руководство к совершенствованию, разделил весь путь восхождения к высшему совершенству на 30 ступеней, по числу лет земной жизни Христа. Изображение этой «райской лествицы» Иоанна, по которой взбираются на «небо» монахи, где их ожидает Христос, часто встречается на иконах и в церковных книгах.

 

Сочинение Иоанна Лествичника свидетельствует о его знакомстве с платоновской «умозрительной астрономией» - световой символикой. Символы света, связанные с понятием лестницы совершенствования (эволюции), были очень популярны в раннем христианстве. Приведем лишь несколько небольших фрагментов из «Лествицы райской»:
 

«Настоящая книга показывает превосходнейший путь... представляет нам лествицу утвержденную, возводящую от земного во святая святых, НА ВЕРШИНЕ которой утверждается БОГ ЛЮБВИ. Сию, думаю, лествицу видел и Иаков

Преподобный отец [Иоанн Лествичник]… гадательно изобразил лествицу, состоящую из тридцати степеней духовного совершенства, по которой достигши полноты возраста Господня, мы явимся поистине праведными и непреклоняемыми к падению. А кто не достиг сей меры возраста, тот еще младенец, и по точному свидетельству сердца окажется несовершенным

Иной связал сего мучителя подвигами: иной — смирением, а иной — откровением Божиим. Первый подобен утренней звезде, второй — полной луне, а третий — светлому солнцу; но все имеют жительство на небесах. И как от зари свет, а по свете воссиявает солнце, так и о сказанном можно разуметь и видеть это на самом деле…

 Солнцу предшествует утренний свет, а всякому смиренномудрию предтеча есть кротость; посему послушаем истинного Света, Христа, Который так располагает сии добродетели в их постепенности

Итак, прежде солнца нам должно озариться светом, и потом мы уже яснее воззрим на самое солнце; ибо невозможно, невозможно, говорю, узреть солнце тому, кто прежде не просветится оным светом, как показывает самое свойство сих добродетелей...

Когда воздух очистится от облаков, тогда солнце показывается во всем своем сиянии; так и душа, которая сподобилась прощения грехов и прежних навыков, без сомнения, видит Божественный свет…

Как облака закрывают солнце, так и греховные помыслы помрачают и губят ум…»

 

*          *            *

По сути, все религиозно-философские учения являются разными формами единого учения  совершенствования.

 

Цель человечества – духовное совершенствование и восхождение к вершине эволюции,  к высшему свету, высшему миру, где будет царить правда и справедливость. «О том, что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте», - учил Апостол (Фил.4:8). 

                              

И вместо того, чтобы превозноситься своей младенческой верой, враждовать, ненавидеть и убивать друг друга, доказывая правоту своей веры силою оружия, - человечеству давно пора заняться совершенствованием и справедливым переустройством мира, - сознавая при этом,   что все люди находятся на разных ступенях совершенствования, как бы учатся в разных классах - кто в младших, а кто в старших. И только закоренелые лентяи и двоечники не хотят переходить в старшие классы, да еще воюют со старшеклассниками.  Но ведь младшим положено продвигаться за старшими, а не наоборот. Как писали древние мудрые наставники:

 

«Божественное Писание побуждает свободную волю нашу стремиться к различным степеням совершенства, смотря по состоянию и мере духовных способностей каждого. Оно не могло предложить одинакового для всех венца совершенства, потому что не у всех одинаковы силы к достижению его или не все имеют одинаковое расположение и стремление к тому… Ибо иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе… И хотя все светила видятся на небе, но между светлостью солнца и луны, также денницы [Венеры] и прочих звезд различие большое».[18] Однако «из-за медлительности ленивых и нерадивых не должны останавливаться подвижные и ревностные, так как правильнее было бы, чтобы беспечные возбуждались впереди текущими, нежели чтобы поспешающие задерживались отстающими».[19]  

 

Так и было в странах социализма: руководящая и направляющая роль принадлежала коммунистам, воспитывавшим нового, совершенного человека, а все конфессии имели возможность заниматься своей деятельностью, если только она не была деструктивной, направленной против строительства Нового Мира. Попытки же задержать эволюцию заканчиваются в конце концов тем, что она сметает преграду.

 

*           *            *

«Мы… ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда», говорил Апостол. «Новое небо и земля» – это Новый Мир, в противоположность ветхому, старому миру.  

 

Символом строящегося Нового Мира является Восходящее Солнце правды, изображенное на гербах социалистических стран. Оно знаменует утро Нового Мира – социализм, первую фазу коммунизма. Так что Апокалипсис начался еще в прошлом веке, с Великой Октябрьской социалистической Революцией, которая в Евангелии называется «жатвой земли» и «сжиганием плевел» – сынов лукавого. «Жатва есть кончина [лукавого, грешного] века» (см. Мф.13:39; Отк. 14:16). «Наше дело теперь бороться с плевеламиМы должны готовить жнецов, которые сумели бы и косить сегодняшние плевелы, и жать завтрашнюю пшеницу», писал Ленин в 1905 году в работе «Что делать?»

 

Но вершиной Апокалипсиса будет день Суда - день Христов, символом которого является палящее полуденное Солнце правды: «Ибо вот, придет день, пылающий как печь; тогда все надменные и поступающие нечестиво будут как солома, и попалит их грядущий день… А для вас, благоговеющие пред именем Моим, взойдет Солнце правды и исцеление в лучах Его» (Мал.4:1). «Восходит солнце, настает зной, и зноем иссушает траву... так увядает богатый в путях своих» (Иак.1:9). 

 

Так что строительство социализма – это только утро человечества, подготовительный период к великому и страшному Дню Суда, когда ветхий мир будет сгорать, как солома.  Подготовить человечество ко Дню Суда, дать людям шанс спасения своих душ были призваны коммунисты, воспитывавшие нового, совершенного человека. «Решительный час Суда не за горами, и многие дети доживут до этого Дня»,  «ковчег шестой Расы уже строится, будем надеяться, что размеры его будут обширнее ковчега Ноя», - «мы приближаемся к великому отбору, к смене Расы»,[20] - писала в 1934-35 гг. доверенная  Махатм Е.И. Рерих.

 

 

«ТАК КТО ЖЕ МОЖЕТ СПАСТИСЬ?»

 

 

Учитель вселенной Апостол Павел заповедал: отложите прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, совлеките ветхого человека с делами его, обновитесь духом ума вашего, обновитесь Духом Святым и возрастайте в нового человека, мужа совершенного.[21]  Те, кто жил в странах социализма, имели все возможности следовать этим заповедям, ибо коммунисты проповедовали то же, что и Апостол Павел. Напомним, что в СССР задача воспитания нового, совершенного человека была поставлена Советским правительством еще в 1925 г.

 

 И снова придется повторить, что значит ветхий и новый человек согласно Евангелию.

 

Ветхий мир и человек – это беззаконие, ветхие законы, несправедливость, частная собственность, богатство, роскошь, сребролюбие, стяжательство, корыстолюбие, хищничество, посягательство на чужое, торгашество, ростовщичество, грабеж, воровство, ростовщичество (лихоимство), убийство (без вины), жестокость, ложь, обман, клевета, предательство, коварство, вероломство, фарисейство, лукавство, лицемерие, лесть, злонравие, нечестие, зависть и гордость житейская, плотские похоти и страсти, вожделения, блуд, разврат, прелюбодеяния, пирования, объедение, пьянство, излишества в пище и питии, невоздержание, наслаждения, сладострастие, праздность, леность, тунеядство, себялюбие, тщеславие, напыщенность, надменность, превозношение, невежество в вере, извращение истинного учения Христа, богохульство, злоба, злодейства, злословие, пустословие и сквернословие, нечистота плоти и помыслов, мужеложство и скотоложство и т.д. - все то, что осуждается в Новом завете.

 

Новый мир и человек – это совершенство, закон совершенной любви, справедливость, общинность, коллективизм, труд на общее благо, забота об общем благе, единомыслие, бескорыстность, нестяжание, свобода, братство, равенство, забота о неимущих, больных, бездомных, равномерность распределения, чтобы не было нуждающихся, милосердие, сострадание, честность, правдивость, истина, мудрость, благочестие, благоразумие, нравственная чистота, праведность, чистая совесть, нетерпимость к делам тьмы, воинственность, стойкость, ненависть к беззаконию[22], нелюбовь к ветхому миру, мужество, твердость, целеустремленность, самоотверженность, верность, преданность, жертвенность, скромность, воздержание и т.д.

 

Первым учителем и устроителем Нового Мира в нашей эре стал Спаситель Христос. А первыми последователями Христа стали Апостолы, под руководством которых верующими в Иерусалиме  было проведено обобществление собственности и образована первая христианская коммуна.

 

Во время гонений на христиан, - а в них на полном основании подозревали заговорщиков, намеревавшихся разрушить частнособственнические и эксплуататорские порядки, - многие из них вынуждены были уходить в пустыни, где постепенно образовались монастыри. Самым древним и распространенным типом христианского монастыря была киновия - монашеская коммуна, где всё было общим, братия безвозмездно трудилась на благо всего монастыря, который обеспечивал каждого всем необходимым.

 

Киновия значит общежитие – от греч. κοινός общий и βίος жизнь. «Хотя некоторые безразлично называют монастыри киновиями, однако между ними есть разность… Монастырем может называться жилище даже одного монаха; а киновией… называется только соединенное общество многих обитателей»,  объяснял один из отцов монашества.[23] 

 

Но задолго до Христа монастыри уже существовали в буддизме, индуизме, а также в Египте. Буддийские монастыри известны с 5 века до н.э. Махатмы так говорят о них:

 

«…Будда учреждал общинные общежития… Учение Будды должно быть проверено и дано на широкое сведение. Страшно думать об общине и не знать положения  первого научного общинника. Рука Будды не знала покоя, слагая опыт мировой лаборатории. Одно то, что Будда заповедал мировую общину, как  эволюцию человечества, одно это сообщает его учению огненную убедительность. В построении Будды можно двигаться по бесчисленным этажам, и двери везде будут открыты призывом общины. Точное знание Будды позволило ему определить точное знание современников и только в далеком будущем увидеть общину мира. Уважение к Будде было таково, что никто не усложнил облик Учителя одеянием божественности. Будда запечатлелся человеком, Учителем утверждающим…»[24]

«…Основа учения Благословенного - дисциплина. Духовно и телесно монах Общины стремится удержаться на пути. Первые годы он нес тяжелое послушание. Ему воспрещалось убивать себя упражнениями столпника, но предписывалось вести битву единым началом духа. Так сурово учил Будда учеников. Воистину только в духовной битве знали они радость, потому говорится о терниях пути. Только когда воля подвижника рождалась подобно льву, и серебряная узда духа сверкала на чувствах ученика, только тогда Владыка приоткрывал завесу и давал задачу. Затем уже постепенно ученик посвящался в тайны знания

Монастыри часто назывались общинами [лат. коммунами]. Жизнь общинная уже была признаком сотрудничества и взаимоуважения…»[25]

«Полезно наблюдать всюду следы дисциплины. Среди коллективной, сознательной дисциплины нужно обратить внимание на японские монастыри Дзен. Редко где сохраняется без принуждения Иерархия и сотрудничество. Нужно понимать дисциплину, как организованное, свободное сотрудничество…»[26]  «Дисциплина - начало всего».[27]

 

Будда, как и Христос, выступал против собственности и заповедал общину равных. Это говорит об изначальной близости учений основателей двух современных мировых религий: буддизма и христианства. «Идите путем Будды и Христа… Учение Будды совершенно сходится с учением Христа. Будда - человек, носитель Новой Жизни, презревший собственность, оценивший труд, восставший против внешних отличий, утвердивший первую Общину… Христос дал завет Общины», - сказано в Учении Живой Этики. Правда, в буддизме нет понятия всемогущего личностного Бога, и с точки зрения т.н. авраамических религий, это «атеистическое» учение, но вместо Бога там действует тот же принцип эволюции (совершенствования), что и в христианстве. По мере очищения человека от своего низшего, животного «я», в нем развиваются скрытые высшие, сверхчеловеческие возможности, делающие его Богочеловеком. Закончив человеческую эволюцию, человек становится Богом.  «Усовершенствовавшись, будет каждый, как Учитель Его», - говорил своим ученикам Христос, который показал путь совершенствования и восхождения к Богочеловечеству.  Но буддизм тоже признан мировой религией (религия в подлинном смысле есть связь человека с Высшим Миром). Сейчас буддисты населяют регионы Центральной, Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии: Бутан, Вьетнам, Индию (где буддизм вытесняется индуизмом), Камбоджу, Китай, Корею, Лаос, Монголию, Мьянму, Непал, Таиланд, Тибет, Шри-Ланку, Японию. В России буддизм распространен в Бурятии, Калмыкии и Туве, а в последнее время его приверженцы появились в Москве, Санкт-Петербурге и других городах.

 

*              *              *

В христианстве видным теоретиком монашеской жизни стал Иоанн Кассиан Римлянин (ок.360 - 435), почитаемый  православной церковью как святой. С 390 года он около десяти лет провёл в странствованиях по монастырям и скитам Египта, изучая правила и обычаи монашества. В результате своей работы он написал 12 книг «О постановлениях киновий палестинских и египетских», а также  24 «Собеседования» с знаменитыми отцами монашества. Они представлены в сборнике «Писаний» И. Кассиана, где изложены «правила общежительных монастырей» - «правила, какие существуют в древних египетских и палестинских монастырях… которые основаны святыми и духовными отцами от начала Апостольской проповеди», - чтобы «искоренить пороки… исправить нравы, проводить жизнь совершенную» и «создать истинный духовный вечный храм Богу [«разве не знаете, что вы – храм Божий?»] [28], в состав которого войдут не камни бесчувственные, но собор святых мужей… посвятить Богу драгоценнейшие сосуды, которые будут составлять не золото и серебро, но святые души, сияющие незлобием, правотою и целомудрием…».[29] (NB: тело человека – сосуд для его души; запомним эту аллегорию, которая используется не только в Библии, но и в других Св. Писаниях).

 

Как же много общего обнаруживается сейчас между Апостольскими правилами и принципами киновий - и правилами и принципами социалистического общежития! Хочется до земли поклониться их собирателю и хранителям. Эти древние «Писания» И.  Кассиана – настоящий клад, важнейшее звено в истории коммунизма. Как жаль, что идеологи марксизма-ленинизма, по-видимому, не знали этих древних «Писаний», - их представление о первоначальном христианстве значительно расширилось бы. (Хотя сегодня складывается впечатление, что они хорошо знали Апостольские правила киновий и стремились утвердить их в жизни мира. Это ли не свидетельство Высшего Разума, управляющего историей человечества.) И как отрадно, что эти древние «Писания», хотя и запоздало, мы можем исследовать теперь. Сопоставлением социалистического строя с порядком в древних киновиях мы и займемся далее. 

 

Согласно источникам И. Кассиана, «Род жизни киновитян получил начало со времени Апостольской проповеди. Ибо таким было всё множество верующих в Иерусалиме», - «те пять тысяч душ, которые в тот день от проповеди апостольской обратились ко Христу и которые составили начало народа христианского»,[30] - «[который] в Деяниях Апостольских описывается так: у множества уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. [И великая благодать была на всех их.] Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавали их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду (Деян 4, 32, 34, 35)…Такова была тогда вся церковь, каких ныне с трудом, весьма мало можно найти в киновиях… [Но это] было установлено Апостолами вообще для всей церкви». [31]

 

Это еще раз подтверждает, что Христос заповедал обобществление собственности как путь к совершенству и спасению. И этот спасительный путь указан не только христианам, но всему человечеству – «идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мр.16:15), «научите все народы» (Мф.28:19)- «Спаситель наш Бог хочет, чтобы все люди спаслись» (1Тим.2:4), а для этого надо «представить  всякого человека совершенным во Христе» (Кол. 1:28), «Все придем [возрастем]… в мужа совершенного» (Еф.4:13).

 

Первые христиане, конечно же, жили не таким тесным общежитием, как позже монахи в общежительных монастырях.  Они оставались в прежних домах со своими семьями, но уже называли их не своей, а общей собственностью: «…И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого. И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца… И никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее» (Деян. 2:45-46; 4:32). 
 
Вот таким убедительным и плодотворным оказался первый коммунистический митинг, проведенный Апостолами в Иерусалиме, - сразу пять тысяч душ после проповеди поспешили записаться в коммуну.
 
 
«ЛЮБИ БЛИЖНЕГО КАК САМОГО СЕБЯ»
 
 
Прежде чем перейти к правилам и принципам жизни в киновиях, установленных самими Апостолами, нам придется кратко повторить, в чем заключается принципиальная разница между законом Моисея и законом Христа. (Подробнее об этом см. работу «”Любовь к ближнему” в законах Моисея и Христа как основа современных законодательств» http://www.hrist-commun.narod.ru/1Moisej_i_Hristos.html   
 
Моисеев закон, данный Израилю Иеговой, заключается, по словам самого Христа, в ДВУХ главных заповедях: 1) возлюби Господа  бога твоего [Израиль] и 2) возлюби ближнего как самого себя (Мф.22:37).
 
Вообще-то в Моисеевом законе имеется 613 заповедей, и большинство из них  сеют не любовь, а смерть, а также межрелигиозную и межнациональную вражду и ненависть, и здесь господствует принцип «воздай злом за зло»: око за око, зуб за зуб, нога за ногу, смерть за смерть и т.д. Иисус выбрал лучшую из всех заповедей, на которую Он мог опереться и развивать, давая учение совершенства, - заповедь «возлюби ближнего, как самого себя». 
 
Но в Моисеевом законе эта заповедь прописана так: 
 
«Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего [Израиль], но люби ближнего твоего, как самого себяПришлец, поселившийся у вас, да будет для вас то же, что туземец ваш, люби  его, как себяА чтобы раб или рабыня были у тебя, то покупайте себе раба и рабыню у народов, которые вокруг вас; также из детей поселенцев можете покупать и из племени их, которое родилось в земле вашей, и они могут быть вашей собственностью; можете передавать их в наследство, как  имение: ВЕЧНО ВЛАДЕЙТЕ ИМИ КАК РАБАМИ, а над братьями вашими, сынами Израилевыми, друг над другом не господствуйте с жестокостью» (Лев.19:18; 19:33-34; 25:39-46).  «Иноземец не брат тебе» (Втор. 17:15).
 
Итак, «любовь к ближнему» в Моисеевом законе  означает, во-первых, любовь лишь к соплеменникам - сынам Израилевым, и весьма сомнительную «любовь» к поселенцам на их земле, детей которых можно покупать в рабы себе и вечно господствовать над ними как рабами. Во-вторых, по Моисееву закону, рабы ближними не считаются – их можно эксплуатировать и господствовать над ними с жестокостью. Потому у ветхозаветных иудеев было много рабов. Раб считался собственностью хозяина, его вещью, имуществом, наравне со скотом, он был говорящим орудием производства и предметом торговли, лишенным человеческих прав, и т.д.  В-третьих, любовь к ближнему в Моисеевом законе означает существование богачей - и их нищих, убогих соплеменников, которых можно продавать в рабство за долги. И хотя их нельзя эксплуатировать так же жестоко, как рабов, но можно использовать как наемных рабочих в течение 6 лет, и лишь потом отпустить на свободу. В-четвертых, «любовь к ближнему» в Моисеевом законе означает лишь то, что богатые предоставляют некоторые льготы бедным соплеменникам. При такой «любви к ближнему» больной нищий Лазарь, лежа у ворот богача, желал насытиться крошками, падающими с его стола, как говорится в Евангелии. 
 
«Любовью к ближнему» в Моисеевом законе называются частнособственнические и эксплуататорские отношения, когда можно со спокойной совестью обладать огромным богатством, эксплуатировать рабов и наемных рабочих и прекрасно сосуществовать с нищими, бедными, убогими соплеменниками, а существование последних оправдывается тем, что таким образом для богатых создается возможность творить добрые дела, подавая милостыню.  
 
«Любовь к ближнему» в Моисеевом законе – лицемерная, неискренняя, несовершенная, неистинная. Это любовь от лукавого. «Смотри, свет в тебе не есть ли тьма?» - говорил Христос иудеям.
 
Апостолы называют Моисеев закон «иудейским», данным «по причине преступлений», «законом, положенным не для праведников, а для грешников», «законом, рождающим в рабство», «законом заповеди плотской»,  «немощными и бедными вещественными [материальными!] началами мира», «законом греха и смерти», «смертоносными буквами, начертанными на камнях», и т.д.
 
*           *            *
Христов закон Апостолы называют «законом совершенным», законом «совершенной любви», «истинной любви», «нелицемерной любви», «истинным светом». Христос - «свет истинный, который просвещает всякого человека».
 
Христов закон «весь в одном слове (т.е. в одной заповеди) заключается: люби ближнего твоего, как самого себя» (Гал. 5:14; также см. Рим.13:8,10)
 
Как видим, внешне закон Христов ничем не отличается от второй главной заповеди Моисеева закона. Однако все дело в новом,  истинном значении  этой заповеди,[32] в которую надо вникнуть: «Кто вникнет в закон совершенный, закон свободы, и пребудет в нем, тот, будучи не слушателем забывчивым, но исполнителем дела, блажен будет в своем действии» (Иак.1:25). Ведь слова: «люби ближнего  как самого себя» означают, что ближний – как ты сам, равняется тебе, отсюда следует равенство, равноправие, освобождение от эксплуатации человека человеком, а также обобществление собственности, как это было в первой христианской коммуне,  создание которой находится в прямой связи с Христовой заповедью совершенства. Так, иудейскому юноше, спрашивавшему Его о том, что надо делать, чтобы спастись, и уверенному о себе, что он любит ближнего, согласно Моисееву закону, - Христос говорит: «Еще одного недостает тебе: если хочешь стать совершенным, пойди, продай имение твое [все, что имеешь] и раздай нищим [в общину], и приходи, следуй за Мною [взяв крест свой]». (Мф.19:16; Мк.10:17; Лк.18:18). Заметим: учение о совершенстве, надо полагать, уже было известно богатому юноше и до этого, так как он не стал расспрашивать Иисуса о совершенстве, а сразу отошел опечаленный.  Ведь до Христа совершенство уже исповедовали дохристианские иудейские секты: ессеи, кумраниты и терапевты, а до них совершенство проповедовали Платон, Сократ,  Пифагор, Будда, Конфуций, Зороастр и др.  

 

Христианский святой Василий Великий (ок. 330-379), который был убежденным поборником общежительных монастырей, так писал о евангельском эпизоде с богатым юношей: «Видно, что далек ты от этой заповеди и ложно засвидетельствовал о себе, что возлюбил ближнего, как самого себя. Ибо вот повелеваемое Господом вполне изобличает тебя, что нет в тебе истинной любви. Если бы справедливо было утверждаемое тобою, что от юности сохранил ты заповедь любви, и столько же воздавал каждому, сколько и себе: то откуда у тебя такое огромное имение? Попечение о нуждающихся расточительно для богатства. Хотя каждый на необходимое содержание берет не много; однако же, поелику все  вместе получают часть из имения, то издерживают его на себя. Поэтому, кто любит ближнего, как самого себя, тот ничего не имеет излишнего перед ближним. Но ты оказываешься имеющим стяжания много… Откуда же это у тебя? Не ясно ли из этого видно, что собственное свое удовольствие предпочитаешь ты облегчению участи многих? Поэтому чем больше у тебя богатства, тем меньше в тебе любви».[33]   

 

Далее. В Моисеевом законе братьями называются только соплеменники, сыны Израилевы, а «иноземец не брат тебе». Христос же заменил кровное родство духовным. Во Христе все люди – братья и сестры по духу, независимо от национальности. И они уже не рабы Иеговы, а сыны и дочери истинного Бога (Духа Святого) и друзья Иисуса. На Тайной Вечере, давая Новый завет ученикам, Иисус,  - умывая ноги им, простым рыбакам! – преподал урок нелицемерной, истинной любви к ближним, т.е. равенства, равноправия, уважения к человеческому достоинству, дружбы, братского служения друг другу, заповедав любовь до самопожертвования:

 

«…Иисус… явил делом, что… до конца возлюбил их.… Когда же умыл им ноги… сказал им…: если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то жеЗаповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою… Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами… Я назвал вас друзьями… Сие заповедаю вам, да любите друг друга…» (Ин. 13-16)

 

Когда между учениками Иисуса возник спор, «кто из них должен почитаться большим, Он же сказал им: цари господствуют над народами, и владеющие ими благодетелями называются, а вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий - как служащий… Я посреди вас, как служащий» (Лк. 22:24).

      
Одним словом, Иисус преподал урок подлинного гуманизма[34]: человек человеку – друг, товарищ, брат, а не раб или господин. 
 
*         *          *
Как видим, велика разница между любовью к ближнему в ветхозаветном законе Моисея и в новозаветном законе Христа. 
 
Апостол Петр писал  евреям, находящимся в рассеянии среди язычников: 
«Как послушные дети, не сообразуйтесь с прежними похотями, бывшими в неведении вашем … будьте святы во всех поступках… зная, что не тленным серебром или золотом искуплены вы [,евреи,] от суетной жизни, преданной вам от отцов [Авраама, Исаака, Иакова], но драгоценною Кровию Христа… Очистив души ваши к НЕЛИЦЕМЕРНОМУ  БРАТОЛЮБИЮ, постоянно любите друг друга от чистого сердца, как возрожденные…  от слова Божия… которое вам проповедано. Итак, отложив всякую злобу и всякое коварство, и лицемерие, и зависть, и всякое злословие, как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение…  Прошу вас… удаляться от плотских похотей, восстающих на душу, и провождать добродетельную жизнь между язычниками, дабы они за то, за что злословят вас, как злодеев, увидя добрые дела ваши, прославили Бога в день посещения (…)  Не воздавайте злом за зло или ругательством за ругательство [NB: уже не «око за око», как в Моисеевом законе – А.Б.]; напротив, благословляйте… уклоняйся от зла и делай добро; ищи мира и стремись к нему…И кто сделает вам зло, если вы будете ревнителями доброго?... Имейте добрую совесть, дабы тем, за что злословят вас [,евреи], как злодеев, были постыжены порицающие ваше доброе житие во Христе. Ибо, если угодно воле Божией, лучше пострадать за добрые дела, нежели за злые; потому что и Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши [,евреев], праведник за неправедных» (1Пет. 1:14; 2-5).

 

А Павел призывал язычников к совершенству: «Все придем [возрастем]… в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова; дабы мы не были более младенцами… но ИСТИННОЮ ЛЮБОВЬЮ все взращивали [себя] в Того, Который есть глава Христос (…) В Нем вы научились, - так как истина во Иисусе, - отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, а обновиться духом ума вашего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины»  (Еф.4:13,21). Что есть ветхий и новый человек по Евангелию, уже приведено выше.
 
*           *            *
Что касается Бога-Отца, то у Моисея это ревнивый и жестокий Иегова, которого Иисус называет «диаволом, человекоубийцею, лжецом и отцом лжи» (Ин. 8:44). А диавол есть Лукавый Дух (Мф.13:38-39). (Слово «лукавый» в Евангелии повторяется 35 раз.)
 
Истинный Бог-Отец Христа – это Дух Святой, т.е. Чистый, Добрый, Благой, Пламенный, Всевышний. Платон называл его Высшим Разумом, Высшим, всеобщим Благом. Однако распространяться о Духе Святом перед людьми, далекими от совершенства и святости, Христос запретил: «Не давайте святыню псам и не бросайте жемчуг перед свиньями». Дух Святой – Бог праведников, но  не грешников. По словам Евангелия, Бог истинный не стыдится называться Богом праведников, которые «стремились к лучшему, то есть к небесному» (Евр. 11:16). NB: небесное значит лучшее, т.е. более высокое, совершенное.  Остальным до Святого Духа еще надо дорасти, прежде надо научиться совершенной любви к ближнему. Потому и дано такое обтекаемое определение Духа Святого: «Бог есть любовь» между людьми, или гуманизм. Апостол Иоанн призывал: «Будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь… Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает… Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем… В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви». 1Ин.4:7).    
 

Запрет Христов хорошо знали Апостолы и ранние отцы церкви, доверяя высшее знание только совершенным, «соображая духовное с духовным», а прочим же говоря о Боге неопределенно и туманно. Как говорил Антоний Великий: «Муж мудрый хорошо знает, как себя держать, потому не спешит говорить, но взвешивает, где надо говорить и где слушать; напротив, муж ненаказанный не хранит этого, в тайне держимого, управления и обуздания языка».[35]  А константинопольский патриарх Фотий так писал о Василии Великом: «Кто не знает, что… великий Василий… удерживался ясно говорить о Божестве Духа [Святого]? О душа, пламеневшая божественной любовью, но не раздувавшая этого пламени слишком ярко, чтобы оно вскоре не погасло от самого излишества и чрезмерной яркости! Он рассудительно употреблял слова свои и более старался проповедовать благочестие постепенно; ибо когда оно внедряется в души людей мало по малу, то пламень учения бывает сильнейшим; а от скорого и внезапного блеска пламени часто помрачается умственное око, особенно простых людей, подобно тому, как молния ослепляет глаза, особенно слабые. Посему он умалчивал о том, о чем больше всего прочего пламенел проповедовать, но соблюдал молчание для того, чтобы, когда придет время, громогласно возвещать умолчанное».[36]

 

 

ЦЕЛИ И ВЫГОДЫ

ХРИСТИАНСКОГО И КОММУНИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕЖИТИЯ

 

 

Как следует из «Писаний» Кассиана, цель христианского общежития – создание условий для восхождения к совершенству без забот о завтрашнем дне, о том, что будем есть, пить и во что одеваться. Обо всем этом заботится монастырское правление. А начинается христианское совершенствование с обуздания эгоизма и своеволия, подчинения высшей дисциплине и Высшей Воле: 

 

 «Цель общежития… состоит в том, чтобы умертвить и распять свою волю [ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, подчинив ее Высшей Воле] и, по спасительной заповеди о евангельском совершенстве, не иметь никакой заботы о завтрашнем дне (Мф 6, 34:[«Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одетьсяИщите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак не заботьтесь о завтрашнем дне»]). Достоверно, что этого совершенства никто не может достичь, кроме киновитянина…» Из девятнадцатого собеседования аввы[37] Иоанна (Диолкосского). О цели киновии и пустынножительства. Глава 8.

 

Ранние отцы монашества  так говорили о преимуществах общежития:

«…Выгоды общежития следующие: 1) свобода от заботы о приобретении пищи, питья, одежды и других необходимых вещей, о которых в киновии заботятся настоятель и эконом… 2) Большая безопасность от тщеславия… Третья польза общежития — подчинение, умерщвление своей воли [ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях].

Св. Василий Великий [329-379] в 7 главе “Пространных правил” хорошо говорит о выгодах общежития. Первая выгода та, что никто из нас сам, без помощи других, не может приготовить себе необходимое для жизни; это в киновии удобнее достигается… 2) В одиночестве еще и то неудобство, что пустыннику нелегко узнать, что он грешит в чем-нибудь, когда некому это заметить, благосклонно вразумить, наставить... 3) В киновии больше удобств и случаев исполнять разные заповеди… Одинокий… вообще в исполнении всякого дела не может иметь столько усердия и постоянства, как в общежитии при соревновании с другим. 4) …В совокупном, согласном действии всех членов лучше выполняются все обязанности; если радуется один член, то и другие радуются вместе с ним; если страдает один член, то сострадают ему и другие члены, а в одиночестве никто не знает состояния других. 5) В церкви [т.е. в собрании верующих] сообщаются многим разные дарования Св. Духа для общей пользы…»

Из девятнадцатого собеседования аввы Иоанна (Диолкосского). О цели киновии и пустынножительства. Глава 5.

 

*           *           *

Теперь сравним киновию с социалистическим общежитием. Начнем с отсутствия заботы о завтрашнем дне.

 

Действительно, при общих фондах производства и потребления, добросовестном их учете и контроле и равномерном распределении материальных благ, «чтобы не было нуждающихся», члены общежития могут не заботиться о завтрашнем дне. В первой христианской коммуне распределение материальных благ производилось по потребностям - «по нужде каждого», чтобы «не было нуждающихся».

 

Но при сравнении киновии и социалистического общежития надо иметь в виду, во-первых, что социализм – это лишь начальная фаза коммунизма, отличающаяся в экономическом отношении принципом распределения материальных благ. При социализме распределение осуществляется по труду,  коммунизме -  по потребностям каждого.

 

Эту разницу между распределением при социализме и коммунизме лаконично изложил   Сталин:

«Разница между обществом социалистическим и коммунистическим… В социалистическом обществе имеется некоторое имущественное неравенство. Но в социалистическом обществе уже нет безработицы. Уже нет эксплуатации, уже нет угнетения национальностей… каждый обязан трудиться, хотя и получает за свой труд… сообразно количеству и качеству вложенного труда. Поэтому еще существует заработная плата, притом неравная, дифференцированная. Только тогда, когда удастся создать такой порядок, при котором люди получают от общества за свой труд… сообразно их потребностям, можно будет сказать, что мы построили коммунистическое общество…» [38] «Коммунизм представляет собой более высокую ступень развития. Принцип коммунизма состоит в том, что… каждый работает по своим способностям и получает предметы потребления… по тем потребностям культурно развитого человека, которые у него имеются». [39]

 

Ленин в работе «Государство и революция» (ноябрь 1917 г.) разъяснял более подробно: «[При социализме] каждый получает, отработав равную с другим долю общественного труда, - равную долю общественного продукта… А между тем отдельные люди не равны: один сильнее, другой слабее; один женат, другой нет, у одного больше детей, у другого меньше, и т. д… Следовательно, при равном участии в общественном потребительском фонде, один получит на самом деле больше, чем другой, окажется богаче другого и т. д… Справедливости и равенства [в распределении], следовательно, первая фаза коммунизма дать еще не может: различия в богатстве останутся, и различия несправедливые; но невозможна будет эксплуатация человека человеком, ибо нельзя захватить средства производства, фабрики, машины, землю и прочее в частную собственность».

 

Ленин видел начало коммунизма в добровольном бескорыстном добросовестном труде на общее благо: «Коммунизм есть высшая ступень развития социализма, когда люди работают из сознания необходимости работать на общую пользу». [40]

 

Однако это коммунистическое отношение к труду надо долго воспитывать. А для начала  Советской власти необходимо было наладить справедливое распределение по труду каждого. Для этого надо было прежде всего покончить с паразитами – «богатыми и их прихлебателями», тунеядцами, жуликами, спекулянтами, саботажниками, хулиганами, разгильдяями, лодырями, не желающими трудиться собственными руками, но поедающими труд других.  В той же работе «Государство и революция» Ленин писал:

 

«Не впадая в утопизм, нельзя думать, что, свергнув капитализм, люди сразу научаются работать на общество без всяких норм права…

Когда все научатся управлять и будут в самом деле управлять самостоятельно общественным производством, самостоятельно осуществлять учет и контроль тунеядцев, баричей, мошенников и тому подобных “хранителей традиций капитализма”, - тогда уклонение от этого всенародного учета и контроля неизбежно сделается таким неимоверно трудным, таким редчайшим исключением, будет сопровождаться таким быстрым и серьезным наказанием… что необходимость соблюдать несложные, основные правила всякого человеческого общежития очень скоро станет привычкой.

И тогда будет открыта настежь дверь к переходу от первой фазы коммунистического общества к высшей его фазе…»

 

Ленин подчеркивал: «Начиная социалистические преобразования, мы должны ясно поставить перед собой цель, к которой эти преобразования, в конце концов, направлены, именно, цель создания коммунистического общества… идущего… к осуществлению принципа: от каждого по способностям, каждому по потребностям».[41]

 

*                  *                   *

Во-вторых, сравнивая социалистическое общежитие с киновией, надо также не забывать о том, что, в отличие от монастырей, где новое общество создавалось, по выражению Ленина,  «из  разведенных в особых парниках и  теплицах  особо добродетельных людей»  - людей верующих во Христа, богобоязненных, послушных, стремящихся к совершенству и спасению, пришедших в монастырь добровольно, сознательно, и как правило, в зрелом возрасте, не обремененные семьей и житейскими заботами, - коммунистам в СССР пришлось впервые в мире строить спасительное общежитие в масштабах огромного  многоконфессионального государства и для всей массы его граждан: семейных и безбрачных, взрослых и детей, грамотных и безграмотных, верующих и атеистов, христиан и их противников; праведников - и грешников, жуликов и воров; добрых и злых; сознательных - и темных, забитых; стремящихся к светлому будущему - и противящихся собственному же спасению, - пришлось, как писал Ленин, строить коммунизм из тех массовых представителей человеческого материала, которые создаются кровавым, грязным, грабительским, лавочническим капитализмомиз массового человеческого материала, испорченного веками и тысячелетиями рабства, крепостничества, капитализма, мелкого раздробленного хозяйничанья, войной всех против всех из-за местечка на рынке, из-за более высокой  цены за продукт или за труд».[42] Ленин указывал на величие исторического момента: «История человечества проделывает в наши дни один из самых великих, самых трудных поворотов, имеющих необъятное – без малейшего преувеличения можно сказать: всемирно-освободительное  - значение… От войны между хищниками… к войне против угнетателей, за освобождение от ига капитала; из бездны страданий, мучений, голода, одичания к светлому будущему коммунистического общества, всеобщего благосостояния и прочного мира; - неудивительно, что на самых крутых пунктах столь крутого поворота, когда кругом с страшным шумом и треском надламывается и разваливается старое, а рядом в неописуемых муках рождается новое, кое у кого кружится голова, кое-кем овладевает отчаяние…»[43]

 

О человеке будущего Ленину не пришлось писать слишком много – повседневная  действительность требовала от него пристального внимания и неустанной заботы,  так что ему пришлось больше думать не о чудесном будущем, но о настоящем:

«Производственные союзы [будут]… переходить… к воспитанию, обучению и подготовке всесторонне развитых и всесторонне подготовленных людей, которые умеют все делать. К этому коммунизм идет, должен идти и придет, но только через долгий ряд лет. Пытаться сегодня практически предвосхитить этот грядущий результат вполне развитого, вполне упрочившегося и сложившегося, вполне развернутого и созревшего коммунизма, это все равно, что четырехлетнего ребенка учить высшей математике.

Мы можем (и должны) начать строить социализм не из фантастического и не из специально нами созданного человеческого материала, а из того, который оставлен нам в наследство капитализмом. Это очень трудно, слов нет, но всякий иной подход к задаче так несерьезен, что о нем не стоит и говорить». [44]

 

*        *         *

В-третьих, нельзя забывать также о том, что строительство социализма в СССР проходило не только в условиях бешеного сопротивления со стороны бывших господствующих классов, которое необходимо было подавлять, но и в условиях постоянной внешней военной угрозы со стороны капиталистических стран. Тем и объясняется суровость диктатуры пролетариата –  неимущего класса - по отношению к врагам социализма и нарушителям законов социалистического общежития. Но ведь и в Евангелии сказано: «Извергните развращенных из среды вас», «негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов». Такой «тьмой внешней» для СССР стал западный мир капитализма, куда вынуждены были эмигрировать противники социализма.

 

В  «Очередных задачах Советской власти» Ленин писал:

«Нельзя победить и искоренить капитализм без беспощадного подавления сопротивления эксплуататоров, которые… в течение довольно долгого времени будут пытаться свергнуть ненавистную власть бедноты… Разумеется, все элементы разложения старого общества, неизбежно весьма многочисленные, связанные преимущественно с мелкой буржуазией… не могут не “показать себя” при таком глубоком перевороте. А “показать себя” элементы разложения не могут иначе, как увеличением количества преступлений, хулиганства, подкупа, спекуляций, безобразий всякого рода. Чтобы сладить с этим, нужно время и нужна железная рука…

Советская власть есть не что иное, как организационная форма диктатуры пролетариата, поднимающего к новому демократизму, к самостоятельному участию в управлении государством десятки и десятки миллионов трудящихся и эксплуатируемых, которые на своем опыте учатся видеть в дисциплинированном и сознательном авангарде пролетариата своего надежнейшего вождя…

Нельзя забывать ни на минуту, что буржуазная и мелкобуржуазная стихия борется против Советской власти двояко: с одной стороны, действуя извне… заговорами и восстаниями, их грязным “идеологическим” отражением, потоками лжи и клеветы в печати кадетов, правых эсеров и меньшевиков; - с другой стороны, эта стихия действует извнутри, используя всякий элемент раздражения, всякую слабость для подкупа, для усиления недисциплинированности, распущенности, хаоса. Чем ближе мы подходим к полному военному подавлению буржуазии, тем опаснее для нас становится стихия мелкобуржуазной анархичности. И борьбу с этой стихией нельзя вести только пропагандой и агитацией, только организацией соревнования, только отбором организаторов, - борьбу надо вести и принуждением…»

 

В-четвертых, не надо забывать и о том, что Апостолы и первые отцы монашества проповедовали во времена евангельского «сева», а коммунисты – во время «жатвы земли» и «сжигания плевел». Потому и меры к нарушителям законов общежития разные.

 

*           *            *

Но как киновия о своих питомцах, так и социалистическое государство заботилось о трудящихся, - насколько это было возможно на первой фазе построения коммунизма. Заметим, что  поначалу жизнь и в киновиях, и в СССР была очень суровая, скудная, голодная, нищая. Отсюда и постоянная забота большевиков о повышении благосостояния народа.

 

С первых же дней революционная республика под руководством Ленина приступила к созданию спасительного общежития. «В первый же день диктатуры пролетариата (8 ноября 1917 г.) отменена частная собственность на землю… экспроприированы крупные собственники земли. В несколько месяцев экспроприированы, тоже безо всякого вознаграждения, … почти все крупные капиталисты, владельцы фабрик, заводов, акционерных предприятий, банков, железных дорог и так далее. Государственная организация крупного производства и промышленности, переход от “рабочего контроля” к “рабочему управлению” фабриками, заводами, железными дорогами…»[45]  Порча конфискуемого имущества, отныне принадлежащего всему народу,  была объявлена тяжким преступлением. Вся земля с её недрами обращена во всенародное достояние. В обращении Ленина «К населению» говорилось: «Берите всю власть в руки своих Советов. Берегите, храните, как зеницу ока, землю, хлеб, фабрики, орудия, продукты, транспорт – все это отныне будет всецело вашим, общенародным достоянием».  

 

Далее. Одной из целей общежития отцы монашества называли укрощение, подчинение воли ветхого человека. Ленин учил: единое общенародное хозяйство «требует безусловного и строжайшего единства воли, направляющей совместную работу сотен, тысяч и десятков тысяч людей… Но как может быть обеспечено строжайшее единство воли? Подчинением воли тысяч воле одного. Это подчинение может, при идеальной сознательности и дисциплинированности участников общей работы, напоминать больше мягкое руководство дирижера. Оно может принимать резкие формы диктаторства, - если нет идеальной дисциплинированности и сознательности… Революция только что разбила самые старые, самые прочные, самые тяжелые оковы, которым из-под палки подчинялись массы. Это было вчера. А сегодня та же революция и именно в интересах ее развития и укрепления, именно в интересах социализма, требует беспрекословного повиновения масс единой воле руководителей трудового процесса. Понятно, что такой переход немыслим сразу. Понятно, что он осуществим лишь ценою величайших толчков, потрясений, возвратов к старому, громаднейшего напряжения энергии пролетарского авангарда, ведущего народ к новому». [46]

 

*            *              *

Одним их преимуществ киновии Василий Великий называл соревнование между ее членами. Коммунисты всегда придавали социалистическому соревнованию большое значение как школе воспитания коммунистического отношения к труду. 

 

Развертывание социалистического соревнования – одно из основных положений ленинского плана строительства социализма. Ленин писал: «Социализм…. впервые создает возможность применить его действительно широко, действительно в массовом размере, втянуть действительно большинство трудящихся на арену такой работы, где они могут проявить себя, развернуть свои способности, обнаружить таланты, которых в народе – непочатый родник…»[47] «Каждая фабрика, каждая деревня является производительно-потребительской коммуной, имеющей право и обязанной по-своему применять общие советские узаконения... И мы еще почти не приступили  к громадной, трудной, но зато и благодарной работе организовать соревнование коммун, ввести отчетность и гласность в процесс производства хлеба, одежды и пр… Сила примера впервые получает возможность оказать свое массовое действие. Образцовые коммуны должны служить и будут служить воспитателями, учителями, подтягивателями отсталых коммун. Печать должна служить орудием социалистического строительства, знакомя во всех деталях с успехами образцовых коммун, изучая причины их успеха, приемы их хозяйства… чтобы трудящиеся учились сами понимать и видеть, как и сколько надо работать, как и сколько нужно отдыхать, - чтобы сравнение деловых итогов хозяйства отдельных коммун стало предметом общего интереса и изучения, чтобы выдающиеся коммуны вознаграждались немедленно (сокращением на известный период рабочего дня, повышением заработка, предоставлением большого количества культурных или эстетических благ и ценностей и т. п.)[48]

 

Ленин вдохновлял трудящихся и сам радовался их духовному росту:

«Эксплуатируемые крепнут, мужают, растут, учатся, скидывают с себя «ветхого Адама» наемного рабства по мере того, как растет сопротивление их врагов – эксплуататоров. Победа будет на стороне эксплуатируемых, ибо за них жизнь, за них сила числа, сила массы, сила неисчерпаемых источников всего самоотверженного, идейного, честного, рвущегося вперед, просыпающегося к строительству нового, всего гигантского запаса энергии и талантов так называемого “простонародья”, рабочих и крестьян. За ними победа».[49]

 

В  1929 г.,  который вошел в историю ВКП(б) как год «великого перелома» в коллективизации, в обращении XVI партконференции, в частности, говорилось: «Наряду с агитационно-идейным воздействием на трудящиеся массы и репрессиями по отношению к заведомым бездельникам, паразитам, дезорганизаторам, могущественной силой  подъема производительности труда является соревнованиеТрудовой героизм и самопожертвование трудящихся выражаются также в добровольном повышении норм выработки, в отработке праздничных дней, в гигантском росте предложений производственных совещаний, в бойкоте лодырей и прогульщиков, в борьбе за поднятие производительности труда… Соревнование, пробуждая творческую энергию и инициативу масс, должно стать постоянным методом вовлечения трудящихся в социалистическое строительство… Ленинская идея организации соревнования на социалистических началах находит себе все большее практическое воплощение. Принципы коммунистического отношения к труду начинают внедряться в производство».[50]

 

*             *            *

Для учета и контроля за коммунистическим производством и равномерным распределением нужны честнейшие, добродетельнейшие, утвержденные в вере управленцы, экономисты, финансисты и т.д.

 
В «Писаниях» Кассиана говорится: «На должность эконома никто не вступает по своей воле или честолюбию, а только тот, кого собрание всех старцев, по преимуществу возраста и ради свидетельства веры и добродетелей, признает высшим и превосходнейшим». Из двадцать первого собеседования аввы Феоны (первого). Гл. 1.
 
Управление киновией осуществляло собрание старцев, у которых слово не расходится с делом:  
 

«[В монастырях Египта] никому не позволяется распоряжаться не только собранием, но и самим собою, пока не отречется не только от всех своих имений, но и от господства или власти над самим собою [т.е. пока не подчинит себя высшей дисциплине]… Потому там избирают в начальники только того, кто сам научился делать то, что он будет приказывать делать подчиненным своим. Правильное управление и правильное подчинение есть дело мудрого и высший дар Св. Духа, потому что спасительные правила может устанавливать только опытный в добродетели

А в наших странах мы видим другие правила и уставы… оттого, что у нас настоятелями делаются незнающие установлений предков…» Кн.1, гл. 3.

 

Одним словом, воспитатель прежде сам должен быть воспитан, как говорил Маркс. Коммунисты должны достойными своего звания. Ленин писал в 1919 г.:

«Слово “коммуна” у нас стало употребляться слишком легко… При этом нередко забывается, что столь почетное название надо завоевать долгим и почетным трудом, завоевать доказанным практическим успехом в строительстве действительно коммунистическом… Пускай будет название попроще, - кстати, и недочеты, и недостатки первых ступеней новой организаторской работы не будут взваливаться на “коммуны” , а будут возлагаться на плохих коммунистов. Было бы очень полезно слово “коммуна” изгнать из ходячего употребления, запретить хватать это слово первому встречному, или признавать это наименование лишь за действительными коммунами, которые действительно доказали на практике (и единодушным признанием всего окрестного населения подтвердили) способность, уменье поставить дело по коммунистически. Сначала докажи свою способность на бесплатную работу в интересах общества, в интересах всех трудящихся… способность повышать производительность труда, ставить дело образцово,  а потом протягивай руку за почетным званием “коммуны”!

В этом отношении “коммунистические субботники” – самое ценное исключение. Ибо здесь чернорабочие и железнодорожные рабочие… сначала показали на деле, что они способны работать как коммунисты, а потом присвоили своему почину название “коммунистических субботников”. Надо добиваться и добиться, чтобы это и впредь было так, чтобы все и каждый, кто называет свое предприятие, учреждение или дело коммуной, не доказывая тяжелым трудом и практическим успехом долгого труда, образцовой и действительно коммунистической постановкой дела, высмеивался беспощадно и предавался позору, как шарлатан или пустомеля.

Великий почин “коммунистических субботников”  должен быть использован также в другом отношении, именно: для чистки партии… Неизбежно, что к партии правящей примазывались авантюристы и прочие вреднейшие элементы. .. Всё дело в том, чтобы правящая партия, опирающаяся на здоровый и сильный передовой класс, умела производить чистку своих рядов. ..

Мобилизация коммунистов на войну нам помогла: трусы и негодяи побежали прочь из партии. Скатертью дорога! Такое уменьшение числа членов партии есть громадное увеличение ее силы и веса. Надо продолжить чистку, используя почин “коммунистических субботников”… Чистка партии, связанная с неуклонным повышением ее требовательности насчет работы действительно коммунистической, будет улучшать аппарат государственной власти…»[51]

 

О том, что название «коммуны» не должно даваться всуе, и что коммунисты должны быть образцом коммунистического отношения к труду, Ленин говорил и на I Съезде земледельческих коммун:

«Название сельскохозяйственных коммун очень большое, связанное с понятием коммунизма. Хорошо, если коммуны на практике показывают, что в них действительно ведется серьезная работа по улучшению крестьянского хозяйства – тогда, несомненно, поднимется авторитет коммунистов и коммунистической партии. Но сплошь и рядом бывало так, что коммуны возбуждали в крестьянстве лишь отрицательное отношение к себе, и слово “коммуна” делалось иногда даже лозунгом против коммунизма… Надо так поставить коммуну, чтобы она стала образцовой и чтобы соседние крестьяне потянулись к ней; надо суметь показать им практический пример, как надо помогать людям… чтобы из существующих двух тысяч коммун и около четырех тысяч артелей каждая была ячейкой, способной на деле укрепить среди крестьян убеждение, что коллективное земледелие, как переход к социализму, есть вещь полезная… Имея в коммунах и артелях добросовестных коммунистов, можно достичь очень и очень многого…

Ничто не помогло так повысить авторитет коммунистической партии в городе… как субботники, когда они перестали быть единичным явлением, и когда беспартийные рабочие на деле увидели, что члены господствующей партии несут на себе обязанности, и коммунисты допускают новых членов в партию не для того, чтобы они пользовались выгодами, связанными с положением правительственной партии, а для того, чтобы они показывали пример действительно коммунистического труда, т. е. такого, который ведется бесплатно

Применяя эти субботники, которые вошли в распространение в каждом крупном промышленном городе, участия в которых партия требует теперь от каждого своего члена, карая за неисполнение даже исключением из партии, применяя это средство в коммунах, артелях и товариществах, вы сможете и должны добиться того, чтобы в каждой коммуне, артели, крестьянин видел товарищеский союз… [Видел,] что в нем собраны лучшие представители рабочего класса, не только проповедующие социализм для других, но и умеющие осуществлять его сами, умеющие показать, что они даже при худших условиях умеют по коммунистически хозяйничать и помогать, чем могут, окрестному крестьянскому населению…».

 

Коммунистическая партия, как руководящая и направляющая сила социалистического общества, должна состоять из самых сознательных, честных, дисциплинированных, стойких, неподкупных, преданных коммунизму пролетариев. «Чтобы управлять, надо иметь армию закаленных революционеров-коммунистов», - писал Ленин.

 

Выступая на съезде комсомола в 1920 г., Ленин учил молодежь: «Вы должны воспитать из себя коммунистов. Надо, чтобы все дело воспитания, образования и учения современной молодежи было воспитанием в ней коммунистической морали».

 

*          *           *

Как от руководства киновией и от самих киновитян, так от коммунистов и всех членов социалистического общежития требуется дисциплина. Ленин: «От всякого нового общественного порядка требуются новые отношения между людьми, новая дисциплина. Было время, когда без крепостной дисциплины нельзя было вести хозяйства, когда была одна дисциплина – палка, было время господства капиталистов, когда силой дисциплины был голод. Теперь же, со времени советского переворота, со времени начала социалистической революции, дисциплина должна создаваться на совершенно новых началах, дисциплина доверия и организованности рабочих и беднейших крестьян, дисциплина товарищеская, дисциплина всяческого уважения, дисциплина самостоятельности и организованности в борьбе. Это просто и легко – оставаться в старой полосе привычных капиталистических отношений, но мы желаем идти новым путем. Он требует от нас, требует от всего народа большой сознательности, большой организованности, требует больше времени… Привычки капиталистического строя слишком сильны, перевоспитать воспитанный веками в этих привычках народ дело трудное и требующее большого времени. Но мы говорим: наш способ борьбы – это организация. Мы должны все организовать, все взять в свои руки…»[52]

«Безусловная централизация и строжайшая дисциплина пролетариата являются одним из основных условий для победы над буржуазией… Чем она проверяется? Чем подкрепляется? Во-первых, сознательностью пролетарского авангарда и его преданностью революции, его выдержкой, самопожертвованием и героизмом. Во-вторых, его уменьем связаться, сблизиться, до известной степени, если хотите, слиться с самой широкой массой трудящихся, в первую голову пролетарской, но также и с непролетарской трудящейся массой. В-третьих, правильностью политического руководства…

При Советской власти в пролетарскую партию полезет еще больше буржуазно-интеллигентских выходцев. Они пролезут и в Советы, и в суды, и в администрацию, ибо нельзя, не из чего строить коммунизм иначе, как из человеческого материала, созданного капитализмом, ибо нельзя изгнать и уничтожить буржуазную интеллигенцию, надо победить, переделать, переварить, перевоспитать ее…

Перевоспитать надо в длительной борьбе, на почве диктатуры пролетариата,  и самих пролетариев которые от своих собственных мелкобуржуазных предрассудков избавляются не сразу,… а лишь в долгой, трудной массовой борьбе с массовыми буржуазными влияниями… Внутри советских инженеров, внутри советских учителей, внутри привилегированных, т. е. наиболее квалифицированных и наилучше поставленных рабочих на советских фабриках мы видим постоянное возрождение всех тех отрицательных черт… и только повторной, неустанной, длительной, упорной борьбой мы побеждаем – постепенно – это зло.

Конечно, при господстве буржуазии очень  “трудно” победить буржуазные привычки [и] в собственной, т. е. рабочей партии: “трудно” выгнать из партии привычных, безнадежно испорченных буржуазными предрассудками вождей-парламентариев… “трудно” добиться, чтобы коммунистические парламентарии не играли в буржуазно-парламентские бирюльки, а занимались насущнейшей работой пропаганды, агитации, организации в массах….

Но все эти “трудности” – прямо-таки детские трудности по сравнению с задачами такого же рода… когда придется при диктатуре пролетариата перевоспитывать миллионы крестьян и мелких хозяйчиков, сотни тысяч служащих, чиновников, буржуазных интеллигентов, подчинять их всех пролетарскому государству и пролетарскому руководству, побеждать в них буржуазные привычки и традиции…»[53]

 

Для того, чтобы иметь партию сознательных пролетариев, необходимо периодически проводить чистки от примазавшихся чуждых элементов. Лучше меньше, да лучше, важно не количественное расширение партийных рядов, а их количественное улучшение:

«Мы не раз производили перерегистрацию членов партии, чтобы изгнать этих “примазавшихся”, чтобы оставить в партии только сознательных и искренне преданных коммунизму. Мы пользовались мобилизациями на фронт и субботниками, чтобы очистить партию от тех, кто хочет только “попользоваться” выгодами от положения членов правительственной партии, кто не хочет нести тяготу самоотверженной работы на пользу коммунизма».[54]

 

Сталин, в свою очередь, мыслил коммунистическую партию по организованности и дисциплине как «могучий орден», «как своего рода орден меченосцев внутри государства Советского, направляющий органы последнего и одухотворяющий их деятельность… [Нужно] пополнение старой гвардии [ленинцев] новыми закалившимися за последние 3-4 года работниками… Прав Ленин, ведя непримиримую борьбу с примиренцами… Ибо без этого… у партии не было бы внутренней спайки и сплоченности, той беспримерной дисциплины и невиданной гибкости, без которых она и руководимая ею Советская власть не смогли бы устоять против мирового империализма. “Партия укрепляется тем, что очищает себя”… Прежде всего качество, а потом количество… Партия – это командный состав и штаб пролетариата». Она «не делит и не может делить руководства с другими партиями»,[55] - потому что при построении коммунизма не может быть двух и более целей, двух и более руководящих центров, штабов.

 

Нарушение этих принципов и привело к разложению КПСС.

 

*          *          *

И Христос, и Апостолы, и первые отцы монашества учили: чтобы не иметь никакой заботы о завтрашнем дне, «ищите прежде Царства Божия и правды Его». Разумеется, Царство Божие находится не где-то в загробном мире на небе.  Напротив, по учению самого Христа и первых отцов монашества, 
«…Царствие Божие внутри вас есть… А внутри нас… может быть… знание или неведение истины и любовь к порокам или добродетелям, которыми мы устраиваем в сердце [своём] царство или дьяволу, или Христу. Качество царства [Божьего] описывает и апостол, говоря: Царство Божие не пища или питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе  [NB: праведность во Святом Духе, а не праведность от Моисеева закона, что особо подчеркивал Павел. Итак, если Царство Божие внутри нас находится и это Царство есть праведность, мир и радость, то кто их имеет, тот, без сомнения, находится в Царстве Божием. И напротив, которые живут в неправде, [любви к порокам], раздоре и печали, производящей смерть, те находятся в царстве дьявола, в аду и смерти. Ибо этими признаками различается Царство Божие и [царство] дьявола… 
Блаженный апостол не просто всякую вообще радость называет Царством Божиим, а только ту, которая в Духе Святом. Ибо он знает, что бывает и другая, достойная порицания радость, о которой говорится: мир возрадуется [казни Христа] (Ин. 16:20). Горе вам, смеющиеся ныне! Ибо восплачете и возрыдаете…» 
Из первого собеседования аввы Моисея. О намерении и конце монаха. Глава 13.
 
Итак, два царства на земле: царство истинного Бога Святого Духа  - и царство диавола, Лукавого Духа. Таким образом, в христианстве тот же дуализм, что и в учении Святого Духа, данного через пророка  Зороастра - предшественника Христа.
 
*          *           *
Коммунисты тоже строили Царство Божие на земле, - в отличие от официальной  церкви,  которая  уже с конца 3-го века стала утверждать, что царство Божие надо ждать не на  земле, а в загробной жизни на небе. По-видимому, уже тогда церковь игнорировала аллегорическое значение слова «небо». Такое лжехристианство справедливо критиковали Маркс, Энгельс, Ленин: «Социальные принципы христианства переносят на небо… компенсацию за все испытанные мерзости, оправдывая тем самым дальнейшее существование этих мерзостей на земле...» «Того, кто всю жизнь работает и нуждается, религия учит терпению и смирению в земной жизни, утешая надеждой  на  небесную награду... учит безропотно переносить земной ад ради небесного будто бы рая… Современный сознательный рабочий… предоставляет небо в распоряжение попов и буржуазных ханжей, завоевывая себе лучшую жизнь здесь, на земле. Современный пролетариат становится на сторону социализма, который… освобождает рабочего от веры в загробную жизнь тем, что сплачивает его для настоящей борьбы за лучшую земную жизнь…»
 

(Впрочем, современный католицизм, по-видимому, уже переосмыслил концепцию Царства Небесного. Так, в «Катехизисе Католической церкви» 2001 г. сказано следующее: «2794: «”Небесами” же те могут быть, которые носят образ небесного и в которых Бог вселился и ходит. 2796. Христиане… живут не по плоти. Они живут на земле, но они – граждане неба».

Заметим, что «на небесах», т.е. на той или иной ступени духовного совершенствования находятся все люди. Но кто-то живет ещё на первом небе, а кто-то уже штурмует седьмое небо. Христиане тоже бывают разные по степеням совершенствования: и капиталисты, и либералы, и социалисты, и коммунисты, и т.д.

 

Обвинения со стороны церкви в том, что коммунисты строили Царство Божие без Бога, напрасны. Ведь Бог Нового завета – не жестокий Иегова, как учит официальная церковь. Повторим, что в Новом завете «Бог есть любовь» между людьми, или гуманизм, или Дух Святой, или, по Платону, Высший Разум, Высшее всеобщее Благо. А коммунизм и есть подлинный гуманизм.)

 

В 1919 г. на VIII съезде РКП(б) была принята новая Программа партии, разработанная под руководством и при непосредственном участии Ленина. Содержание этой Программы в отношении христианства разъяснялось в статье наркома просвещения Луначарского «Об антирелигиозной пропаганде». В ней указывалось «на полное несоответствие жизни духовенства и того строя, который им всегда поддерживался, - и простым и по существу крестьянским положением о правде Божьей, которая есть в сущности своей известный инстинкт братства, уравнительности, честности». Подчеркивалось, что господствующее христианство «указывает на загробную жизнь как на истинную цель бытия и этим самым дает возможность, запугивая адом и заманивая раем, заставлять массы отрекаться от своих законных требований и блуждать между химерами». Подчеркивалось, что первоначальному христианству были «присущи демократичность, уравнительный потребительский социализм и значительная доля революционности», и что «МЫ [БОЛЬШЕВИКИ] ОСТАВЛЯЕМ МНОГИЕ ИЗ ХРИСТИАНСКИХ ИДЕАЛОВ, НО ХОТИМ, ЧТОБЫ ЦАРСТВО БОЖЬЕ БЫЛО ОСУЩЕСТВЛЕНО НА ЗЕМЛЕ руками человека-труженика: земное богатство, справедливое распределение – вот то, что послужит фундаментом для дальнейшего развития всех сил, заложенных в человеке». Говорилось также «о возникновении духовенства в недрах христианских общин и о бесстыдном предательстве этим духовенством пролетарской христианской общины, путем союза с той самой властью, которая в самых энергичных выражениях осуждается Евангелием». Говорилось также о том, что надо «первоначальный смысл христианства вырвать… из рук прислужников господам, у которых оно стало оружием против масс, сделать его опять руководителем этих масс… и вновь повторить,… что ошибка всякого рода христианских социалистов заключается в том, что, веря в загробный мир и второе пришествие, они не могут быть подлинными революционерами…»[56]

 

Что касается земного богатства и его справедливого уравнительного распределения как фундамента развития сущностных сил человека, то Махатмы учат: «Владей всем [как общей собственностью], но не считай своим, но данным на время». То же утверждали и ранние отцы церкви: всё дано Богом в общее пользование, а человек в своей преходящей жизни -  лишь временный распорядитель благ, и он не имеет права с жадностью стяжать и присваивать общее. Как говорил Василий Великий, кто любит ближнего как самого себя, тот ничего не имеет у себя излишнего перед ближним.

 

Принцип коммунистического уравнительного распределения через общественные фонды потребления, «чтобы не было нуждающихся»,  прописан еще в Евангелии. Апостол Павел, который тоже создавал «общественные фонды потребления» для нуждающихся, учил: «…Чтобы была равномерность; ныне ваш избыток в восполнение их недостатка; а после их избыток в восполнение вашего недостатка, чтобы была равномерность, как написано [у Моисея]: кто собрал много [манны в пустыне], не имел лишнего; и кто мало, не имел недостатка» (2Кор.8:9-15). 
 
Апостол призывал давать излишки доброхотно. Коммунистам же в годы войны, разорения и крайней нужды пришлось ввести «военный коммунизм» и принудительно «брать от крестьян все излишки и даже иногда не излишки, а часть необходимого для крестьянина продовольствия для покрытия расходов на армию и на содержание рабочих. Брали большей частью в долг, за бумажные деньги», по словам Ленина.[57] 
 
В статье «О голоде» (1918 г.) Ленин писал: «”Кто не работает, да не ест” – как провести это в жизнь? Ясно, как ясный божий день, что для проведения этого в жизнь необходима, во-первых, государственная хлебная монополия, т.е. безусловное запрещение всякой частной торговли хлебом, обязательная сдача всего излишка хлеба государству по твердой цене, безусловное запрещение удерживания и утайки излишков хлеба кем бы то ни было. Во-вторых, для этого необходим строжайший учет всех излишков хлеба и безукоризненно правильный подвоз хлеба из мест избытка в места недостатка хлеба, с заготовкой запаса на потребление, на обработку, на посев. В-третьих, для этого необходимо правильное, справедливое, не дающее никаких привилегий и преимуществ богатому, распределение хлеба между гражданами государства, под контролем рабочего, пролетарского государства (…) 
Государственная хлебная монополия существует у нас по закону, но на деле ее на каждом шагу срывает буржуазия. Деревенский богатей, кулак, мироед, грабивший всю округу десятки лет, предпочитает наживаться на спекуляции, на самогонке: это ведь очень выгодно для его кармана, а вину за голод он сваливает на Советскую власть… Кулак науськивает бедноту против Советов, подкупает её, дает, например, какому-нибудь бедному крестьянину пудик хлеба не за шесть, а за три рубля, с тем, чтобы этот развращенный бедняк сам “попользовался” спекуляцией, сам “поживился” спекулятивной продажей этого пудика за 150 рублей, сам превратился в крикуна против Советов, запрещающих частную торговлю хлебом… 
Либо сознательные передовики-рабочие победят, объединив воrруг себя массу бедноты, установив железный порядок, беспощадно строгую власть, настоящую диктатуру пролетариата, заставят кулака подчиниться, водворят правильное распределение хлеба и топлива в общегосударственном масштабе; либо буржуазия при помощи кулаков, при косвенной поддержке бесхарактерных и путаных людей (анархистов и левых эсеров) сбросит Советскую власть…» 
Ленин обращался к питерским рабочим c призывом «организовать великий “крестовый поход” против спекулянтов хлебом, кулаков, мироедов, дезорганизаторов, взяточников, великий “крестовый поход” против нарушителей строжайшего государственного порядка в деле сбора, подвоза и распределения хлеба… Нужны десятки  тысяч передовиков, закаленных пролетариев, настолько сознательных, чтобы разъяснить дело миллионам бедноты во всех концах страны и встать во главе этих миллионов… для водворения порядка…»
В конце 1919 года, по словам Ленина, «приблизительно половину хлеба городам давал Компрод, другую половину – мешочники… При этом за хлеб, доставленный государством, рабочий платит в девять раз меньше, чем мешочникам. Спекулятивная цена хлеба вдесятеро выше государственной цены».[58]
 
Питерец Сергей Киров в 1921 г.  писал: «С точки зрения собственнической психологии, то, что мы [коммунисты] делаем, - грабеж, и так нас называют везде и всюду - грабителями. Да, мы грабители: мы грабим грабителей угнетенных: мы отбираем  у  тех, у кого есть избытки, чтобы  накормить тех, кто ничего не имеет». [59]  Он также разъяснял, что земное богатство коммунистам нужно для того, чтобы не было нуждающихся: «Мы каждую минуту должны смотреть за тем, чтобы в этом умножении богатств всё большую и большую роль играли те начала, ради которых мы поднимали великое Октябрьское знамя,  социалистические начала… Во всех отраслях нашей работы мы не должны забывать, … что мы строим социалистическое общество… где будет действительно полное, настоящее равенство…»[60]  
 
(В 1921 году разверстка как временная мера «военного коммунизма» была заменена продналогом.)
 
*       *        *

Новая Программа РКП(б)  гласила,  что, «заменив частную собственность на средства производства и обращения общественною и введя планомерную организацию общественно-производительного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества, социальная революция пролетариата уничтожит деление общества на классы и тем освободит все угнетенное человечество, т. к. положит конец всем видам эксплуатации одной части общества другой».  Программа поставила также задачу превратить школу в орудие коммунистического преобразования общества,   сделать ее проводником как принципов коммунизма вообще, так и идейного, организационного, воспитательного влияния пролетариата на трудящиеся массы «в целях воспитания поколения, способного окончательно установить коммунизм».

 

         

 

 

ПРАВИЛА

ХРИСТИАНСКОГО И СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕЖИТИЯ

 

 

В первых 12-ти книгах «Писаний» И. Касссиана изложены «правила общежительных монастырей», а также «средства против восьми главных страстей», от которых необходимо избавиться, чтобы достичь истинного совершенства. Заметим, что правила киновий были едиными для выходцев из разных социальных классов: господ и слуг, богатых и бедных.

 

Сравним правила общежительных монастырей, принятые от  Апостолов, с правилами социалистического общежития.   

 

 

1) Братство и равенство с беднейшими братьями, господство нищеты Христовой, скромность, смирение гордыни и тщеславия выходцев из имущих классов  

 

 

Новозаветный закон «люби ближнего как самого себя» требует прежде всего установления равенства: ближний – как ты сам, равняется тебе. Принцип равенства главенствовал в киновии,  прежде  всего в материальной сфере. Вот что говорится в «Писаниях» И. Кассиана:

 

«Желающий, чтобы приняли его в общежитие…. должен доказать свое постоянство, свою готовность терпеть искушения и поношения… После строго выясняют, нет ли у него чего-нибудь из прежнего имущества, даже если это была одна монета. Ибо они знают, что не может он долго подчиняться монастырским правилам, смиряться и повиноваться, не будет переносить скудость и строгость общежития, если совесть его будет напоминать ему о тех деньгах; а если по какому-либо случаю восстанет в нем вздорность, то в надежде на свои деньги он тотчас убежит из монастыря…  Даже на пользу монастыря не принимают от него денег, остерегаясь, чтобы не подать ему случая возгордиться из-за этого приношения и из опасения, что он не захочет равняться с беднейшими братьями и при таком подношении не дойдет до смирения Христова и не сможет соблюдать правила киновии. А во-вторых, чтобы в случае невозможности оставаться ему в общежитии, он при выходе не стал бы с обидою для монастыря святотатственно требовать того, что пожертвовал от усердия, в начале своего отречения [от ветхого мира]. Крепко держаться этого правила научили их многие опыты; ибо некоторые, кого приняли без предосторожности, после с большим злословием обратно требовали свои пожертвования, уже употребленные в дело…

На этом основании у всякого принимаемого отбирают всё прежнее его имущество, не позволяют ему иметь и той одежды, которую он носил прежде. Авва, среди братьев сняв с него собственную одежду, облекает его в монастырские одежды и этим дает ему знать, что для него уже сделались чуждыми все те вещи, которыми прежде обладал, и что, отвергнув всякую мирскую пышность, он должен возлюбить нищету Христову и жить уже не мирским богатством, а подаянием от монастыря; словом, не должен иметь ничего [в собственности]. Не должен заботиться, по заповеди евангельской, о завтрашнем дне, не должен стыдиться сравняться с бедными, т.е. с обществом братьев, к которым причисляет себя Христос, не стыдился бы называть их братьями, а хвалиться должен тем, что он сделался одним из них». Кн. 4, гл. 3-5.

 

«Монах должен… избегать одежды, которой можно тщеславиться и гордиться, какова есть одежда цветная, щегольская и сшитая с особенным искусством. Но и не должна быть [одежда] неопрятной от небрежности… Почитается излишним или источником гордости, тщеславия, а потому вредным [то], что употребляют не все, а только один или немногие… Одеяние их было малоценно и удобно, избегая дорогих одежд…» Кн.1, гл. 3.

 

*           *               *

Обратите внимание, что значит истинное смирение Христово: это равенство и солидарность с беднейшими братьями, укрощение гордости и тщеславия своей прежней принадлежностью к имущим классам, своим прежним богатством. Ведь сам Христос, «будучи богат, обнищал ради вас», братия.

 

(По словам Антония Великого, одного из основателей отшельнического монашества, «нищета есть не что иное, как умеренность во всем, или такое состояние, в котором довольствуются малым». А Иоанн Златоуст призывал «ограничиваться самым нужным, без чего жить нельзя».)

 

Ленин еще в 1914 году говорил, что для революции пролетариата [т.е. неимущего класса] необходимо длительное воспитание рабочих в духе полнейшего национального равенства и братства. После Октябрьской Революции было провозглашено равенство всех народов России и равенство всех граждан, независимо от пола, расы, национальности, религии – отныне все граждане должны подчиняться законам социалистического общежития и диктатуре пролетариата.

 

Так не те ли самые принципы «уравниловки в бедности», скромности в общественной и личной жизни, которые так ненавистны буржуям, проводились в СССР и других странах социализма? «НЕ БЕДНЫХ ЛИ МИРА [ВЕТХОГО] СЕГО ИЗБРАЛ БОГ НАСЛЕДНИКАМИ ЦАРСТВИЯ?», КАК СКАЗАНО В ЕВАНГЕЛИИ? И НЕ ЯВИЛАСЬ ЛИ «ВЛАСТЬ БЕДНОТЫ», ВЛАСТЬ ПРОЛЕТАРИАТА – БОГОДАННОЙ ВЛАСТЬЮ «НИЩЕТЫ ХРИСТОВОЙ»?

 

Ленин: «В чем выражалось господство буржуазии над феодалами? В конституции писалось о свободе, о равенстве. Это ложь. Пока есть трудящиеся, собственники способны и даже вынуждены, как собственники, спекулировать. Мы говорим, что равенства нет, сытый не равен голодному и спекулянт – трудящемуся. ..

Господство пролетариата выражается в том, что отнята помещичья и капиталистическая собственность. Дух… всех прежних конституций… сводился к одной собственности. .. Победивший пролетариат отменил и разрушил до конца собственность, вот в чем господство [этого] класса. Прежде всего в вопросе о собственности».[61]

«Рабочее государство – беспощадный враг помещика и капиталиста, спекулянта и мошенника, враг частной собственности на землю и на капитал, враг власти денег».[62]

 

 

2) Равенство в потреблении и забота об общем достоянии

 

 

Из «Писаний» Кассиана:

«Хотя иной [киновитянин] своим рукоделием приносит столько пользы монастырю, что прибыли от того достаточно на содержание не только его, но и многих других, однако никто не хвалится своими трудами и из прибыли ничего не присваивает себе, а каждый берет для себя только два хлеба… Хотя каждый всё имущество, находящееся в житницах монастырских, считает своим общим достоянием и как владелец всего должен всячески заботиться обо всех вещах монастырских, однако всякий, чтобы сохранить добродетель нищеты, удаляется от всего, считая себя больше странником, питомцем монастыря и служителем, нежели владельцем вещей…

До или после обыкновенного общего стола никому не позволяется ничего вкушать. Проходя садами, они не смеют не только рвать яблоки, но и поднять упавшие с дерева; ибо почитают святотатством не только вкушать, но и дотрагиваться рукою до того, что не предлагается всем открыто за общим обедом и не приготавливается экономом с помощью братьев же…» Кн. 4, гл. 14, 18.

 

*            *            *

Махатмы учат: «При устройстве общин наблюдайте, чтобы под личиной исполнения Заветов не обнаружилось своекорыстия. За темным своекорыстием следует уничтожение творческих завоеваний… Самая существенная причина будет преимущество [одного члена общины перед другим]. Надо всеми силами разрушать этот вредный призрак. Устройство общины прежде всего предусматривает равенство. Допустите ошибку против равенства, и вы сразу натолкнетесь на губительное преимущество. Явление неравенства создает качели – больший подъем одного создает больший подъем другого. Единственный выход избавиться от расшатывания столбов – это равенство». «Сознательная община исключает двух врагов общественности – а именно, неравенство и наследование. Всякое неравенство ведет к тирании. Наследование вносит гниение в основы». [63]

 

Маркс и Энгельс тоже полагали, что при коммунизме будет уравнительный принцип распределения. По мере продвижения к коммунизму разница между высокими и низкими доходами должна сокращаться, а личные потребности должны все более удовлетворяться за счет общественных фондов потребления, смягчающих различия в материальном положении различных социальных групп населения и семей, а также обеспечивающие одинаковые возможности в получении образования, профессиональной подготовки, духовного роста и т.д.

 

В 1917 г. в Апрельских тезисах «О задачах пролетариата в данной революции» Ленин намечал «плату всем чиновникам, при выборности и сменяемости всех их в любое время, не выше средней платы хорошего рабочего».  Затем в ноябре 1917 г. он составил проект постановления СНК «Об окладах высшим служащим и чиновникам», по которому предельный месячный заработок народных комиссаров должен соответствовать примерно среднему заработку рабочего. Министерству финансов поручалось «изучить сметы министерств и урезать все непомерно высокие жалованья и пенсии». Проект был принят Советом Народных Комиссаров. А в январе 1918 г. Ленин составил также проект постановления СНК «О заработной плате», который тоже был принят Совнаркомом, где сказано:  «…Приступить немедленно к общему пересмотру и выравниванию размеров жалования и заработных плат по всем профессиям и во всех местностях страны».

 

В апреле 1918 г. в работе «Очередные задачи Советской власти» Ленин писал: «Развращающее влияние высоких жалований неоспоримо – и на Советскую власть (тем более, что при быстроте переворота к этой власти не могло не примкнуть известное количество авантюристов и жуликов, которые вместе с бездарными или бессовестными из разных комиссаров не прочь попасть в “звезды”… казнокрадства), и на рабочую массу. Но всё, что есть мыслящего и честного среди рабочих и беднейших крестьян, согласится с нами, признает, что сразу избавиться от дурного наследства капитализма мы не в состоянии, [и] что освободить Советскую республику от “дани” в 50 или 100 млн рублей… можно не иначе, как организуясь, подтягивая дисциплину среди самих себя, очищая среду от всех “хранящих наследство капитализма”, “соблюдающих традиции капитализма”, т. е. от лодырей, тунеядцев, казнокрадов… Если сознательные передовики рабочих и беднейших крестьян успеют, при помощи советских учреждений, в один год организоваться, дисциплинироваться, подтянуться, создать могучую трудовую дисциплину, тогда мы через год скинем с себя эту “дань”…»

 

А в 1918-1919 гг., в тяжелейших условиях интервенции и войны, разрухи и голода было осуществлено уравнительное распределение. Тогда под руководством Ленина была разработана и осуществлена политика «военного коммунизма»: введена продовольственная разверстка, карточная система снабжения и уравнительное распределение, запрещена частная торговля, установлена всеобщая трудовая повинность. Потом эти меры были отменены и введен принцип материальной заинтересованности  – невозможно сразу перейти от капитализма к коммунизму, если не воспитано коммунистическое отношение к труду.

 

В ленинской Программе РКП(б) (1919 г.) было сказано:

«Стремясь к равенству вознаграждения за всякий труд и к полному коммунизму, Советская власть не может ставить своей задачей немедленного осуществления этого равенства в данный момент, когда делаются лишь первые шаги к переходу от капитализма к коммунизму. Поэтому необходимо еще сохранить на известное время более высокое вознаграждение [буржуазных] специалистов, чтобы они могли работать не хуже, а лучше, чем прежде, и для той же цели нельзя отказываться и от системы премий за наиболее успешную и особенно организаторскую работу.

Равным образом необходимо ставить буржуазных специалистов в обстановку товарищеского общего труда, рука об руку с массой рядовых рабочих, руководимых сознательными коммунистами, и тем способствовать взаимному пониманию и сближению разъединенных капитализмом работников физического и умственного труда». [64]

 

Для перехода к уравнительному распределению еще предстояло воспитать коммунистическое отношение к труду.  Чтобы получать по потребностям, надо сначала научиться добросовестно, с полной отдачей трудиться на общее благо в силу своих способностей.

 

В 1920 г. Лениным был введен партмаксимум: оклады членов ВКП(б) не должны были превышать зарплату квалифицированного рабочего.

 

*          *           *

После принятия в 1936 г. новой Конституции «всесоюзный староста» и «пролетарский президент» М.И. Калинин, как некогда Апостол Павел, учил:

 

«…В статье 12 нашей Конституции записано: “Труд  в  СССР является обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу “кто не работает, тот не ест”. В СССР осуществляется принцип социализма: От каждого - по его способности, каждому - по его труду”. А вы сами знаете, товарищи, что статьи Конституции являются не только юридическим оформлением прав и обязанностей граждан, но и могучим фактором воспитания людей. Эта статья Конституции прямо говорит о величии труда. Оно и понятно - у нас давно происходит коренной переворот во взглядах людей на труд. Социалистическое соревнование “превращает труд из зазорного и тяжелого, каким он считался раньше, в дело чести, в дело славы, в дело доблести и геройства”. Этот факт нашел свое яркое выражение в Конституции... Самая трактовка вопроса о величии труда имеет и тот смысл, что надо всячески поощрять рост производительности труда...

Поощряя и награждая лучших представителей социалистического труда, с одной стороны, карая дезорганизаторов производства, с другой стороны, партия и Советская власть тем самым показывают, в каком направлении надо вести коммунистическое воспитание трудящихся СССР… Но, товарищи, высшая производительность труда - это не только количество, но и качество вырабатываемой продукции... У нас некоторые люди склонны рассматривать коммунизм как-то отвлеченно, не вкладывая в это понятие конкретного содержания. А что значит коммунизм? Это значит: давай как можно больше продукции и как можно лучшего качества… не только физического, но и интеллектуального труда... И когда мы говорим о коммунистическом воспитании, то это значит прежде всего внедрять в сознание каждого работника ту мысль, что он должен, хотя бы элементарно, добросовестно относиться к своей работе. Мы должны внушать ему: если ты считаешь себя большевиком или просто честным советским гражданином, то изволь и свои изделия делать элементарно добросовестно, чтобы они были годны по качеству. Итак, борьба за коммунизм - это борьба за высшую производительность труда как в смысле количества, так и в смысле качества продукции. Вот вам первое основное положение коммунистического воспитания трудящихся  СССР...

В статье 131 [Сталинской] Конституции Союза сказано: “Каждый гражданин СССР обязан беречь и укреплять общественную, социалистическую собственность, как священную и неприкосновенную основу советского строя, как источник богатства и могущества Родины, как источник зажиточной и культурной жизни всех трудящихся. Лица, покушающиеся на общественную собственность, являются врагами народа”Бережливость к общественной собственности есть коммунистическая черта  Нам нужно сначала научиться работать по способностям, научиться беречь общественное добро, а когда мы достаточно наработаем  и научимся беречь наработанное, тогда пустим все по потребности. Это есть вторая составная часть коммунистического воспитания. ...

Необходимым составным элементом коммунистического воспитания является также развитие любви к социалистической Родине, развитие советского патриотизма… Вот вам третья основная задача коммунистического воспитания трудящихся СССР...  [Также] внедрение коллективности должно занимать видное место в коммунистическом воспитании...»[65]

 

 

3) Всеобщий обязательный труд на общее благо, борьба с праздностью и тунеядством

 

                    

Из «Писаний» Кассиана: 
«Святой апостол [Павел], как истинный духовный врач… в послании к фессалоникийцам говорит так… умоляем же вас, братия, более преуспевать… и усердно стараться о том, чтобы жить тихо… делать свое дело… и работать собственными своими руками, как мы заповедали вам… чтобы вы поступали благоприлично пред внешними… и чтобы вы ничего ничьего не желали… [NB: в современном переводе Евангелия вместо слов «и чтобы вы ничего ничьего не желали» написано: «и ни в чем не нуждались». – А.Б.]

Причиною того, что выше порицал, апостол ясно показал праздность. Ибо никто не может быть беспокойным или входить в чужие дела, кроме тех, которые не хотят заниматься делом рук своих. Представил он [Павел] еще и четвертый недуг, который происходит от этой праздности (т.е. поступают неблагоприлично), говоря: чтобы вы поступали благоприлично пред внешними. Даже с мирскими людьми не может благоприлично поступать тот, кто не хочет заниматься делом рук своих и в своей келье. Необходимо ему быть неблагопристойным, когда он ищет пропитание [подаянием], — употреблять ласкательство, собирать новости молвы, отыскивать поводы к приключениям и басням, с помощью которых открылся бы ему доступ в дома разных людей. И ничего ничьего не желали. Не может он [недостойный монах] не желать чужих даров и подаяний, потому что не находит удовольствия благовестно и спокойно делать свое дело, приобретать себе средства для ежедневного пропитания. Видите, сколько грехов важных и гнусных рождается от одного порока праздности! Наконец… во втором послании…[Павел пишет:] завещеваем же вам, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно, а не по преданию, которое приняли от нас. Итак, он повелевает удаляться от тех, которые не хотят заниматься делом, и отсекать, как члены, поврежденные гнилостью праздности, чтобы болезнь бездеятельности, как смертельная зараза, распространяющейся гнилостью не повредила бы и здоровые части тела... Считает их [праздных членов киновии] противниками и презрителями, так как они не стали держаться предания, которое приняли от него, не хотели подражать тому, чему апостол не только учил словом, как они помнили, но исполнил и делом, как они знали. Ибо вы сами знаете, как должны вы подражать нам. Он увеличивает необычайную строгость порицания, когда утверждает, что они не соблюдают того, что запечатлено у них в памяти, и не только научены словом, но и примером дел, побуждающим к подражанию…

Ибо мы не бесчинствовали у вас (2Сол 3, 7). Когда апостол хочет указать, что он не был бесчинным у них, занимаясь работою, то ясно показывает, что солуняне от порока праздности всегда остаются бесчинными. Мы ни у кого не ели хлеба даром (Там же, 8). Учитель язычников каждым словом усиливает речь. Проповедник Евангелия говорит, что он ни у кого не ел хлеба даром, тогда как знал, что Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования (1Кор 9, 14); и еще: трудящийся достоин пропитания (Мф 10, 10). Когда и тот [Апостол Павел], кто проповедовал Евангелие, совершал столь высокое и духовное дело, даром не принимал пищи по повелению Господа, то что будем делать мы, которым не только не поручена никакая проповедь слова, но и никакой заботы не завещано, кроме заботы об одной нашей душе? В какой надежде мы осмелимся с праздными руками даром есть хлеб, которого пророк, обязанный заботой и проповедью евангельской, без труда рук не отважился есть? Но занимались, говорит, трудом и работою ночь и день, чтобы не обременить кого из вас (Там же, 8). Еще усиливает строгость своего вразумления. Ибо не просто сказал: мы ни у кого не ели хлеба даром; на этом не остановился, ибо могло бы показаться, что он содержался хоть и не на их (фессалоникийцев) приношения или подарки, хоть на собственном иждивении, но в праздности, на сбереженные деньги свои или чужие. Но занимались, говорит, трудом и работою ночь и день, т.е. своим трудом содержались. И это, говорит, мы делали не по своей воле, не для удовольствия, как требовал отдых и упражнение тела, а по необходимости и скудости содержания заставляли себя работать с большой утомительностью. Ибо не только в течение всего дня, но и ночью, предназначенной для сна, я неустанно занимался этим делом рук, заботясь о пропитании…

 

Чтобы этот образец не показался, может быть, не великим и не общим, если бы он преподавался только его примером, апостол свидетельствует, что он не один так поступал, но и все, которые назначены были с ним проповедовать Евангелие, т.е. Силуан и Тимофей, которые это пишут с ним, занимались подобной работою. А в словах: чтобы не обременить кого из вас, — он внушает им большую стыдливость. Ибо если он, проповедуя Евангелие и подтверждая его знамениями и добродетелями, не решается даром есть хлеб, чтобы не обременить кого-либо, то как не считают обременением других те, которые ежедневно праздные, ничего не делая, потребляют его?

 

Апостол для того и работал своими руками, чтобы нам представить пример трудолюбия.

Не потому, говорит апостол, чтобы мы не имели власти, но чтобы себя самих дать вам в образец для подражания нам (Там же, 9). Апостол показывает причину, для чего он столько трудился: чтобы, говорит, себя самих дать вам в образец для подражания нам, чтобы, если забудете словесное учение, по крайней мере, примеры обращения, верно представленные вашим очам, удержали вы в памяти. Не легкое порицание делается им, когда говорит, что только для примера он понес этот труд и обременение тела днем и ночью; они, однако, не хотели следовать его примеру, когда он, не имея необходимости, наложил на себя столько тяжести. Хотя, говорит, мы и имели власть, и нам открыты были все ваше имущество и припасы, и я знал, что имею позволение Господа нашего пользоваться им, однако я не воспользовался этой властью, чтобы сделанное мною, хоть и позволительным образом, не подало другим пример вредной праздности. И потому, проповедуя Евангелие, я предпочел содержаться работою своих рук, чтобы и вам, желающим идти стезею добродетели, указать путь совершенства и своим трудом представить образец поведения

Но чтобы не показалось, будто он, молча работая и желая научить их примером, нисколько не наставлял или заповедями, увещаниями, он прибавляет, говоря: ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот не ешь (Там же, 10). Апостол, показывая, с одной стороны, беспечность тех, которые, зная его, как доброго учителя, работавшего своими руками для поучения и для примера, не хотели подражать, с другой — свое прилежание и осторожность, говорит, что он, находясь у них, не только представлял себя в пример, но и словами постоянно проповедовал: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь...

Также и в послании ефесянам апостол об этом самом труде так говорил: кто крал, вперед не кради, а лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделять нуждающемуся (Еф 4, 28). Также и в Деяниях Апостольских находим, что он не только учил, но то самое и исполнял…

 

Апостол работал столько, сколько нужно было ему и другим, бывшим с ним, на пропитание… Давая им [пресвитерам ефесской церкви] наставления, как они в его отсутствие должны управлять церковью Божией, говорит: ни серебра, ни золота, ни одежды я ни от кого не пожелал: сами знаете, что нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили руки мои сии. Во всем показал, я вам, что, так трудясь, надобно поддерживать слабых и памятовать слова Господа Иисуса, ибо Он Сам сказал: блаженнее давать, нежели принимать (Деян 20, 33-35). Он оставил нам важный пример своего поведения, когда свидетельствует, что он не только делал нужное для своей телесной потребности, но и большее, чтобы могло быть достаточным и для употребления бывших с ним, именно тех, которые, ежедневно занимаясь необходимым служением, никак не могли приготовить себе пропитание своими руками. .. Поспешим содержать их не от избытка запаса или сбереженных денег, не от чужой щедрости и имущества, а своею работою и доходом, приобретаемым потовым трудом…

 

Как надо понимать слова: блаженнее давать, нежели принимать.

…Щедрость дающего блаженнее, нежели скупость принимающего, особенно та щедрость, которая подает не из сбереженных по неверию или безнадежности денег и не из сокровищ, скрытых по скупости, но происходит из плода собственного труда и благовестного пота. И потому блаженнее давать, нежели принимать, особенно когда подающий хоть и живет в бедности принимающего, однако своим трудом не только удовлетворяет свои потребности, но с благочестивой заботливостью спешит приготовить еще и подаяние нуждающемуся (это относится особенно к монахам)… А другой, будучи расслаблен ленивой праздностью или бездеятельностью, недостоин того, чтобы есть хлеб, как показывает приговор апостола (2Сол. 3:10); празднолюбец, вопреки запрещению его [,Апостола,] употребляет хлеб, не без виновности в грехе и упрямстве».

(Далее в круглых скобках следует дополнение, сделанное, по-видимому, церковным редактором: «Блаженнее давать, нежели принимать, потому что подаяние расширяет сердце любовью, которая совершенствует и украшает душу. Подающий ради Бога тем самым почитает Его и дает Ему в долг, который будет уплачен если не в этой, то в будущей жизни, и получит награду за это, как за заслугу. А принимающий к тяжести скудости принимает на себя еще тяжелый долг благодарности, молитвы за подающего, обязан чем-нибудь отплатить долг. Другое дело — добровольно воспринять нищету, нестяжательность ради Христа, для беспрепятственного следования Христу, удобнейшего угождения Богу и спасения души».)

 Кн.10,  глава 7-11, 17-19.

 

«По правилам старцев, [монахам] содержа(ть)ся лучше своим трудом, нежели на чужой счет. Этого не допускал и апостол Павел, и хотя за труд проповеди Евангелия он имел право на пропитание от других, однако лучше хотел день и ночь работать, чтобы своими руками приготовлять ежедневное пропитание себе и тем, которые служили ему, а работать не могли». Из восемнадцатого собеседования аввы Пиаммона. О трех древних родах монахов. Глава 11

 

«Когда некто, придя…  к  авве [Антонию Великому], стал говорить, что… большая добродетель будет, если кто, находясь между людьми, а не в пустыне будет упражняться в том, что служит совершенству; блаженный Антоний спросил, где он живет… Тот сказал, что живет при своих родителях, и хвалился, что при их пособии он свободен от всякого попечения и заботы дневной работы, постоянно занимается только чтением и молитвою без развлечения духа…

Блаженный Антоний вступил на… поле рассуждения, говоря: такая жизнь и такое состояние душевной холодности есть не только этот вред, который причиняют тебе, хотя ты сам не чувствуешь того…  именно это… лишает тебя плода рук твоих и справедливой награды за соответственный труд, не допуская тебе, живущему на их содержании, по правилу блаженного апостола, своими руками приготовлять себе ежедневное пропитание… 

Поэтому, хотя у нас и не было бы недостатка в пособии от родственников, однако эту нищету мы предпочитаем всем богатствам и лучше желаем готовить ежедневное пропитание тела своими трудами, нежели беспечно содержаться пособием родственников, эту трудолюбивую скудость предпочитая вышесказанному праздному размышлению о Св. Писании и бесплодному занятию чтением… Знай же, что и от этого ты терпишь вред не меньше вышесказанного; здоров и крепок телом, содержишься чужим подаянием, которое справедливо полагается только слабым. Может быть, и всякое сословие людей… ожидает подаяния от чужого труда. Потому не только те, которые хвалятся, что они содержатся имуществом родителей, или трудами слуг, или плодами своих поместий, но и сами цари этого мира содержатся подаянием. Наконец, вот постановление наших предков: всё, что расходуется на необходимое ежегодное пропитание, которое трудами рук наших не было заработано, должно относиться к подаянию, так заповедал апостол, который, совершенно запрещая праздным [людям] вспомоществование от чужой щедрости, говорит: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь (2 Сол 3, 10). Блаженный Антоний, вразумив этими словами одного человека, наставил и нас своим учением и примером, чтобы мы избегали гибельной услужливости… всех, которые доставляют подаяние для необходимого пропитания…»

Из двадцать четвертого собеседования аввы Авраама. О самоумерщвлении. Глава 11,12.

 

*             *             *

А коммунистам в 1917 г. прежде всего требовалось осуществить во всенародном масштабе точнейший и добросовестный рабочий учет и контроль за количеством труда, производством и распределением продуктов. Еще в октябре 1917 г. в работе «Удержат ли большевики государственную власть?» Ленин писал о средствах осуществления этого учета и контроля:

«Хлебная монополия и хлебные карточки созданы не нами, а воюющим капиталистическим государством. Оно уже создало всеобщую трудовую повинность в рамках капитализма, это – военная каторжная тюрьма для рабочих…

Пролетариат берет свое оружие у капитализма… Хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность являются… самым могучим средством учета и контроля, таким средством, которое, будучи распространено на капиталистов и на богатых вообще, будучи применено к ним рабочими, даст невиданную еще в истории силу «приведения в движение» государственного аппарата для преодоления сопротивления капиталистов, для подчинения их государству… средство принуждения к труду… “Кто не работает, тот не должен есть” - вот основное, первейшее и главнейшее правило…

Рабочая книжка есть у каждого рабочего… Его не унижает этот документ, хотя он теперь, несомненно, является документом капиталистического наемного рабства, свидетельством на принадлежность трудящегося человека тому или иному тунеядцу.

Советы введут рабочую книжку для богатых, а затем с постепенностью и для всего населения… Богатые… должны еженедельно или через какой-либо другой определенный срок, получать удостоверение, … что ими добросовестно выполняется их работа; без этого они не могут получить хлебной карточки и продуктов продовольствия вообще (…)

Пролетариат не сможет, говорят нам, привести в движение государственный аппарат.

Россией управляли после революции 1905 года 130 тысяч помещиков, управляли посредством бесконечных насилий над 150 миллионами людей, посредством бесконечных издевательств над ними, принуждения огромного большинства к каторжному труду и полуголодному существованию.

И Россией, будто бы, не смогут управлять 240 тысяч членов партии большевиков, управлять в интересах бедных против богатых… У нас есть “чудесное средство” сразу, одним ударом удесятерить наш государственный аппарат… -  привлечение трудящихся, привлечение бедноты к повседневной работе управления государством…

У нас есть сознательные дисциплинированные долгой капиталистической “выучкой”… рабочие, которые в состоянии создать рабочую милицию и постепенно расширить ее… во всенародную милицию… Самое главное – внушить угнетенным и трудящимся доверие в свои силы, показать им на практике, что они могут и должны взяться сами за правильное, строжайше упорядоченное, организованное распределение хлеба, всякой пищи, молока, одежды, квартир и т.д. в интересах бедноты… Многое кажущееся невозможным… станет осуществимым для сил миллионной массы, начинающей работать на себя, а не на капиталиста,  не на барчука, не на чиновника, не из-под палки».

 

Ленинская «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа» (январь 1918 г.) объявляла, что «в целях уничтожения паразитических слоев общества вводится всеобщая трудовая повинность».

 

К вопросам организации учета и контроля Ленину приходилось возвращаться  неоднократно: 

«Программа этого учета и контроля проста, ясна и понятна всякому: чтобы хлеб был у каждого, чтобы все ходили в крепкой обуви и недраной одежде, имели теплое жилье, работали добросовестно, чтобы ни один жулик (в том числе и отлынивающий от работы) не гулял на свободе, а сидел в тюрьме или отбывал наказание на принудительных работах тягчайшего вида, чтобы ни один богатый, отступающий от правил и законов социализма, не мог уклониться от участи жулика, по справедливости долженствующей стать участью богатого. “Кто не работает, тот пусть не ест" - вот практическая заповедь социализма”».[66]

 

 «Веди аккуратно и добросовестно счет денег, хозяйничай экономно, не лодырничай, не воруй, соблюдай строжайшую дисциплину в труде – именно такие лозунги… становятся теперь, после свержения буржуазии, главными лозунгами момента. И практическое проведение этих лозунгов массой трудящихся является… единственным условием спасения страны… Длительные и упорные усилия лучших и сознательнейших рабочих необходимы для полного перелома настроений массы и перехода ее к правильному, выдержанному, дисциплинированному труду…»[67]

 

В области распределения ленинская Программа РКП(б) (1919 г.) намечала «неуклонно продолжать замену торговли планомерным, организованным в общегосударственном масштабе распределением продуктов.  Целью является организация всего населения в единую сеть потребительских коммун, способных с наибольшей быстротой, планомерностью, экономией и с наименьшей затратой труда распределять все необходимые продукты, строго централизуя весь распределительный аппарат…»

 

Ленин учил:

«Коммунизмом мы называем такой порядок, когда люди привыкают к исполнению общественных обязанностей без особых аппаратов принуждения, когда бесплатная работа на общую пользу становится всеобщим явлением“Коммунистическое” начинается только тогда, когда появляется… бесплатный, ненормированный никакой властью, никаким государством, труд отдельных лиц на общественную пользу в широком масштабе. Это не помощь соседу, которая существовала в деревне всегда, но труд, производящий на общегосударственные потребности, организованный в широком масштабе и бесплатныйЕсли в теперешней России и есть что-либо коммунистическое, то это только субботники, а остальное есть лишь борьба против капитализма за упрочение социализма, из которого, после его полной победы, должен будет вырасти тот самый коммунизм, который мы на субботниках наблюдаем не из книг, а из живой действительности».[68]

 

Коммунистическое отношение к труду неожиданно проявили на субботниках «голодные рабочие, окруженные злостной контрреволюционной агитацией буржуазии, меньшевиков и эсеров», - они «работают сверхурочно без всякой платы и достигают громадного повышения производительности труда, несмотря на то, что они устали, измучены, истощены недоеданием.. Разве это не героизм?» - восхищался Ленин. Эту «сознательную,  добровольную, беззаветно-героическую работу простых тружеников» Ленин назвал «началом всемирно-исторического переворота» и «фактическим началом коммунизма». Вот над этим, говорил Ленин, мы и будем работать, чтобы вводить постепенно, но неуклонно коммунистическую дисциплину и коммунистический труд.

 

«Ростками коммунизма» Ленин называл также уже имеющиеся в то время образцовые общественные столовые, ясли, детские сады, образцовое производство, образцовую заботливость и добросовестность при добыче и распределении каждого пуда хлеба, образцовую чистоту домов и кварталов. «Все это – ростки коммунизма, и уход за этими ростками наша общая и первейшая обязанность». [69]

 

Ленин учил:

«Коммунистический труд в более узком и строгом смысле слова есть бесплатный труд на пользу общества, труд, производимый не для отбытия определенной повинности, не для получения права на известные продукты, не по заранее установленным и узаконенным нормам, а труд добровольный, труд вне нормы, труд, даваемый без расчета на вознаграждение, без условия о вознаграждении, труд по привычке трудиться на общую пользу и по сознательному (перешедшему в привычку) отношению к необходимости труда на общую пользу, труд, как потребность здорового организма… Строить новую дисциплину труда, строить новые формы общественной связи между людьми, строить новые формы и приемы привлечения людей к труду, это – работа многих лет и десятилетий. Это – благодарнейшая и благороднейшая работа». [70]

«Коммунистическая организация труда, к которой первым шагом является социализм, держится и чем дальше, тем больше будет держаться на свободной  и  сознательной дисциплине самих трудящихся… Мы будем работать… чтобы вытравить привычку считать труд только повинностью и правомерным только оплаченный по известной норме труд. Мы будем работать, чтобы внедрить в  сознание, в привычку, в повседневный обиход масс правило: “все за одного и один за всех”, правило: “каждый по своим способностям, каждому по его потребностям” чтобы вводить постепенно, но неуклонно коммунистическую дисциплину и коммунистический труд». [71]

 

А Михаил Иванович Калинин проповедовал о великом значении общего труда, когда каждый труженик «одухотворяется общей идеей, что каждая частица нашего труда крепит Советский Союз, крепит диктатуру пролетариата, приближает нас к победе мирового пролетариата… Работать в такой момент в такой стране… это есть великое счастье. Вот почему я говорю, что мы являемся счастливыми людьми, что мы живем в исключительно интересный и благодарный  момент развития человечества, когда оно действительно поднимается на высшую ступень. Это обстоятельство должно еще больше подбодрить нас, должно усилить нашу энергию, закалить волю, воспитать беззаветную решимость в деле выполнения стоящих перед нами исторических задач…»[72] 

 

 

4) Искоренение собственнической психологии

 

 

Из «Писаний» Кассиана:

«Излишним считаю упоминать о том правиле их [киновитян], по которому никто не должен иметь своей коробки, корзины и ничего такого, что нужно было бы запирать как собственность. Знаем, что они живут в такой скудости, что кроме рубахи, небольшой епанчи, полусапог, милоти и рогожи ничего не имеют. А в иных монастырях это правило столь строго соблюдается, что никто не смеет ничего назвать своим, и считается большим преступлением для монаха говорить: это — моя книга, моя письменная доска, мой грифель, моя одежда, мои полусапоги. За это он должен принести покаяние, если случайно, по неосторожности или по неведению, произнесет такое слово». Кн. 4, глава 13. 

 

Так было в монастырях, строго придерживающихся апостольских правил. Но в начале 5 в. состояние монашества было уже иное. Вот что сказано в «Писаниях» И.Кассиана:

 

«Мы, жалкие, хоть и пребываем в общежитии и о нас пекутся игумены, но живем так широко, что нам недостаточно не только шкатулок или ящиков, но и сундуков и шкафов для того, чтобы прятать в них то, что мы собираем или приносим из мира. Поэтому мы, отвергнув всякое уважение к своему званию, не стыдимся иметь свои ключи и явно носить на пальцах перстни, которыми печатаем запертое, и так любостяжательны, что иногда из-за маловажной, ничтожной вещи раздражаемся и, если кто хоть пальцем прикоснется к ней, воспламеняемся таким гневом, что от возмущения сердца не можем и слова вымолвить… О наших пороках… и вспоминать неприлично…» Кн. 4, гл.  15.

 

«…Иго Христово кажется нам нелегким, неприятным… Это справедливее приписать нашему упорству, когда мы, впав в безнадежность и неверие, вопреки повелению и совету Того [Христа], Кто говорит: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое раздай нищим; и приходи и следуй за Мною (Мф 19, 21), по глупому развращению поступаем превратно — удерживаем у себя земное имущество. Поскольку дьявол содержит душу нашу связанной узами его, то он, чтобы лишить нас духовных радостей, опечаливает нас уменьшением и лишением его, когда ни захочет. Он хитрым обманом производит то, что, когда приятность евангельского ига и легкость бремени сделается тяжелой для нас, запутав узами богатства и имущества, которое мы сберегаем себе для успокоения и утешения, всегда мучит нас бичами мирских забот, в нас самих производя то, чем бы терзаться… Ибо те же самые удовольствия, которыми наслаждаемся, служат для нас мучением; утешения этой плоти и услаждения, как палачи, с наказанием обращаются на своего виновника; потому что тот, кто опирался на прежнее богатство и имущество, не может иметь ни совершенного смирения сердца, ни полного умерщвления превратной воли  [ветхого человека]».  Из двадцать четвертого собеседования аввы Авраама О самоумерщвлении [ветхого] человека. Глава 24.

 

«О погибели Анании, Сапфиры и Иуды, которой они подверглись из-за сребролюбия… Верховный апостол (Петр)… зная, что имеющий что-нибудь [в собственности] не может обуздать страсть, и что положить конец ей можно не малым или большим количеством имущества, а только одной лишь нестяжательностью, наказал смертью Ананию и Сапфиру (о которых мы выше упомянули, что они удержали у себя нечто из своего имущества), так что подверглись погибели за ложь от страсти [сребролюбия]. А Иуда сам произвольно погубил себя за вину предательства Господа. Какое в этом сходство злодеяния и наказания! Ибо там (у Иуды) за сребролюбием последовало предательство, а здесь (у Анании и Сапфиры) — ложь. Там предается истина — здесь допускается порок обмана. Хотя поступки их кажутся различными, но и в том и другом случае последовал один конец. [В СССР из-за страсти сребролюбия последовали и предательство, и ложь. – А.Б.]  Ибо тот (Иуда), избегая бедности, захотел возвратить то, что отверг было; а эти, чтобы не сделаться бедными, покусились удержать у себя нечто из своего имущества, которое должны были полностью принести апостолам или раздать братьям. И потому в том и другом случае следует осуждение на смерть; потому что оба порока произошли от корня сребролюбия. Итак, если на тех, которые не желали чужого богатства, а покусились удержать свое, не имели жадности к приобретению, а только желали сберечь, пало такое строгое наказание, то как надо судить тех, кто хотят собирать деньги, коих никогда не имели, и, выказывая перед людьми нищету, перед Богом оказываются богатыми по страсти корыстолюбия?...

Итак, если, оставляя все по желанию совершенства, ты последовал за Христом, говорящим тебе: пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною (Мф 19, 21); то, положив руку на плуг, зачем озираешься назад, так что, по слову Господа, будешь признан недостойным Царства Небесного? (Лк 9, 62). Поставленный на кровле евангельской вершины (совершенства), для чего сходишь с нее взять что-нибудь… из того, что ты прежде отринул? (Лк 17, 31). Будучи поставлен на поле делания добродетелей, для чего, возвращаясь, стараешься переодеться в одежду мирскую, которую скинул при вступлении в самоотвержение? Если же ты, живя в бедности, не имел ничего, то тем меньше должен приобретать то, чем ты прежде не владел. Ибо, по благоволению Божию, ты для того так приготовлен, чтобы, не сдерживаемый никакими сетями денег, ты свободнее притек к Нему. Но, впрочем, никакой бедняк да не сокрушается об этом. Ибо нет никого, кто бы не имел чего-нибудь, что оставить. Тот отказался от всех богатств мирских, кто страсть к приобретению их отсек с корнем…» Кн.7, гл. 25, 27.

 

Эти слова также относятся к бывшим гражданам СССР.

 

*            *            *

А теперь посмотрим, каково учение коммунистов о собственности.

Как известно, в ходе буржуазных революций 19-го в. была провозглашена «святость» частной собственности. И этот порядок был освящен христианской церковью. В статье «Положение в Англии» Энгельс писал:

 

«Уничтожение феодального рабства сделало “чистоган единственной связью между людьми”. Собственность – природное, бездушное начало, противостоящее человеческому, духовному началу - возводится благодаря этому на трон, и в конечном счете, чтобы завершить это отчуждение, деньги - отчужденная, пустая абстракция собственности, - делаются властелином мира. Человек перестал быть рабом человека и стал рабом вещи; извращение человеческих отношений завершено; рабство современного торгашеского мира - усовершенствованная, законченная, универсальная продажность - носит более бесчеловечный характер, чем крепостное право феодального времени; проституция носит более безнравственный и более грубый характер, чем право одной ночи».

 

В «Манифесте Коммунистической партии», опубликованном в 1848 г.,  сказано: «Отличительной чертой коммунизма является… отмена буржуазной собственности… такого  производства и присвоения продуктов, которое держится на классовых антагонизмах, на эксплуатации одних другими. В этом смысле коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности

Вы [буржуа] приходите в ужас от того, что мы хотим уничтожить частную собственность. Но в вашем нынешнем обществе частная собственность уничтожена для девяти десятых его членов; она существует именно благодаря тому, что не существует для девяти десятых. Вы упрекаете нас, следовательно, в том, что мы хотим уничтожить собственность, предполагающую в качестве необходимого условия отсутствие собственности у огромного большинства общества. Одним словом, вы упрекаете нас в том, что мы хотим уничтожить вашу собственность. Да, мы действительно хотим это сделать».

 

Но первые годы Советской власти оказались особенно трудными.  В 1918 году Ленин писал:

«Все навыки и традиции буржуазии вообще и мелкой буржуазии особенно идут также против государственного контроля, за неприкосновенность  “священной частной собственности”, “священного” частного предприятия (…) Мелкобуржуазная стихия, с которой нам предстоит вести самую упорную борьбу, сказывается именно в том, что слабо сознание народнохозяйственной и политической связи голода и безработицы с распущенностью всех и каждого в деле организации и дисциплины, - что держится прочно мелкособственнический взгляд: мне бы урвать побольше, а там хоть трава не расти».[73]

 

«Всё, что мы знали, что нам точно указывали лучшие знатоки капиталистического общества, наиболее крупные умы, предвидевшие развитие его, это то, что преобразование должно исторически неизбежно произойти по какой-то крупной линии, что частная собственность на средства производства осуждена историей, что она лопнет, что эксплуататоры неизбежно будут экспроприированы. Это было установлено с научной точностью. (О том же говорит и Евангелие. – А.Б.) И мы это знали, когда мы брали в свои руки знамя социализма, когда мы объявляли себя социалистами, когда основывали социалистические партии, когда мы преобразовывали общество… Но ни форм преобразования, ни темпа быстроты развития конкретной реорганизации мы не знали…»[74]

«Одно из величайших, неискоренимых дел октябрьского – Советского – переворота состоит в том, что передовой рабочий, как руководитель бедноты, как вождь деревенской трудящейся массы, как строитель государства труда, “пошел в народ”. Тысячи и тысячи лучших рабочих отдал деревне Питер, отдали ей другие пролетарские центры… Рабочий, став передовым вождем бедноты, не стал святым. Он вел вперед народ, но он и заражался болезнями мелкобуржуазного развала. Чем меньше бывало отрядов из наилучше организованных, из наиболее сознательных, из наиболее дисциплинированных и твердых рабочих, тем чаще разлагались эти отряды, тем чаще бывали случаи победы мелкособственнической стихии прошлого над пролетарско-коммунистической сознательностью будущего. Начав коммунистическую революцию, рабочий класс не может одним ударом сбросить с себя слабости и пороки, унаследованные от общества помещиков и капиталистов, от общества эксплуататоров и мироедов, от общества грязной корысти и личной наживы немногих, при нищете многих. Но рабочий класс может победить… старый мир, его пороки и его слабости, если против врага будут двигаемы новые и новые, все более многочисленные, все более просвещенные опытом, все более закаленные на трудностях борьбы отряды рабочих… Нужно вдесятеро больше железных отрядов сознательного и бесконечно преданного коммунизму пролетариатаТогда мы поднимем революцию до настоящего преддверия социализма».[75]

 

В 1920 г., говоря молодежи о том, что она должна воспитать из себя коммунистов, Ленин, учил:

«Коммунистическая нравственность эта та, которая служит этой борьбе [с эксплуататорами], которая объединяет трудящихся против всякой мелкой собственности, ибо мелкая собственность дает в руки одного лица то, что создано трудом всего общества… А чтобы не дать снова восстановиться власти капиталистов и буржуазии, для этого нужно торгашества не допустить, для этого нужно, чтобы отдельные люди не наживались на счет остальных…

Старое общество было основано на том принципе, что либо ты грабишь другого, либо другой грабит тебя, либо ты работаешь на другого, либо он на тебя… Когда рабочие и крестьяне доказали, что мы умеем своей силой отстоять себя и создать новое общество, вот здесь и началось новое воспитание, воспитание и борьба против эксплуататоров, воспитание в союзе с пролетариатом против эгоистов и мелких собственников, против той психологии и привычек, которые говорят: я добьюсь своей цели, а до остального мне нет никакого дела...

Нравственность служит для того, чтобы человеческому обществу подняться выше…»[76]

 

Задачу преодоления собственнической психологии Ленин ставил в том же году и перед работниками просвещения:  

«[Буржуазное] общество обрабатывает массы через церковь, через весь институт частной собственности.

Наша основная задача состоит в том, между прочим, чтобы в противовес буржуазной  “правде” противопоставить свою правду и заставить ее признать…

Мы не стоим на точке зрения утопической, будто трудящиеся массы подготовлены к социалистическому обществу…

Для работников просвещения и для коммунистической партии, как авангарда в борьбе, должно быть основной задачей - помочь воспитанию и образованию трудящихся масс, чтобы преодолеть старые привычки, старые навыки, оставшиеся нам в наследие от старого строя, навыки и привычки собственнические, которые насквозь пропитывают толщу масс… Партия сознательно ставит своей задачей  помочь пролетариату выполнить его роль воспитателя, организатора и руководителя…  Трудящиеся массы… должны… перевоспитать себя для строительства коммунизма… Цель политической культуры, политического образования – воспитать истых коммунистов, способных победить ложь, предрассудки и помочь трудящимся массам победить старый порядок…»[77]

 

Во времена НЭПа, когда ради смычки с крестьянством было допущено временное отступление в сторону государственного капитализма, сама партия оказалась зараженной мелкобуржуазными элементами. Было принято решение об очередной чистке партии. В письме ЦК РКП(б) от 27 июля 1921 г. говорилось, что в партию проникают «многие мещанские и полумещанские элементы, карьеристы, чтобы “выйти в люди”. Социально чуждые нам элементы вносят большое разложение в наши организации. Особенно строгими надо быть по отношению к выходцам из буржуазной интеллигенции и полуинтеллигенции… Как подлежащих особенно тщательной проверке ЦК определил пришельцев из меньшевистского лагеря… Такие группы и одиночки из бывших меньшевиков, часто сами того не сознавая, еще надолго остаются при полуменьшевистском настроении и приносят его в ряды наших организаций. Они не совлекли еще с себя ветхого Адама мелкобуржуазного меньшевизма Эти элементы заражают не только наши партийные организации, но и более широкие рабочие организации, как профсоюзы… Главная опасность – мелкобуржуазная стихия. Для того, чтобы наша партия смогла благополучно провести страну через этот необходимый этап [НЭПа], для того, чтобы уступки крестьянству не превратились в величайшую опасность для пролетарской республики, необходимо, чтобы наша партия более, чем когда бы то ни было, была вылита из одного куска. Необходима систематическая война против мелкобуржуазных влияний, пытающихся проникнуть в нашу собственную средуНет звания выше, чем звание революционера-коммуниста, члена РКП. Добьемся того, чтобы это звание носили лишь те, кто его действительно заслужил».[78]

В результате чистки из РКП было исключено 160 тыс. человек.

О том же говорилось и в принятой ХI съездом резолюции «Об укреплении и новых задачах партии»:

«В ряды партии неизбежно устремились, ища приложения своих сил, такие группы и слои, которые при иных обстоятельствах находились бы не в рядах Коммунистической партии, а в рядах социал-демократии или другой разновидности мелкобуржуазного социализма. Эти элементы… не совлекли с себя ветхого Адама мелкобуржуазности и приносят в РКП свою мелкобуржуазную психологию и навыки мысли… НЭП создает для партии во многих отношениях новые трудности… Обстоятельства переходного периода несомненно таят в себе потенциальную возможность ухудшения социального состава партии и заражения ее мелкобуржуазными влияниями… Партия должна ясно сознавать опасности, связанные с новой экономической политикой, она должна с увеличенной энергией бороться против попыток использования НЭП для насаждения буржуазных нравов в самой партии. Беспощаднейшим образом должны преследоваться попытки личной наживы “коммунистов”-руководителей государственных или хозяйственных органов…».[79]

 

В принятой резолюции по вопросу о РКСМ также отмечалось, что усиление мелкобуржуазной стихии оказывает чрезвычайно разлагающее влияние на рабочую молодежь.

 

Наконец Лениным было принято решение о переходе крестьянства к социализму не через. государственный капитализм, а через кооперацию. Она позволяет постепенно внедрить основы коллективизма и является наиболее простым, легким и доступным для крестьянина путем перехода к коллективному производству. Но для полного кооперирования надо было прежде повысить культурный уровень крестьян, что требовало создания необходимой материальной базы.

 

Проводить сплошную коллективизацию и переделывать мелкособственническую психологию крестьянства довелось уже Сталину. «В колхозах крестьяне окончательно изживут мелкособственническую психологию, жажду накопления, унаследованную от поколений мелких собственников, лишь в результате годов упорной работы над проведением под колхозы базы крупного механизированного хозяйства, упорной работы над созданием кадров из среды колхозников и культурного подъема всей колхозной массы…»[80] Под управлением И.Сталина партия провела большую работу по развертыванию строительства тяжелой индустрии, организации социалистического соревнования, строительству совхозов и колхозов.

 

Было принято также написанное Сталиным постановление «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности». В нем говорится, что общественная собственность священна и неприкосновенна, и люди, покушающиеся на нее, должны быть рассматриваемы, как враги народа, ввиду чего решительная борьба с расхитителями общественного имущества является первейшей обязанностью органов Советской власти. 

 

Как писал киновитянам о том же в свое время авва Евагрий (вт. пол. 4 в.): «Кто растрачивает [общее] монастырское добро, [тот] святотатствует» [81] - т.е. покушается на святое.  СССР был таким же монастырем для спасения человеческих душ.

 

Далее. Необходимо было «окончательно парализовать влияние классового врага в колхозе и совхозе», «добиться преодоления мелкобуржуазных пережитков и собственных тенденций вчерашнего единоличника-собственника, сегодняшнего колхозника», бороться «за неприкосновенность общественной колхозной и совхозной собственности», разъясняя «широким массам колхозов и рабочих совхозов, что эти мероприятия направлены против лодырей, рвачей и воров, являющихся агентами классового врага, являющихся врагами рабочих и колхозников». [82]

 

*            *            *

В 1936 г. был утвержден проект новой Конституции СССР. Она гласила, что СССР вступал в новую полосу развития, полосу завершения строительства социалистического общества и постепенного перехода к коммунистическому обществу, где руководящим началом общественной жизни должен быть коммунистический принцип: «От каждого – по его способностям, каждому – по его потребностям» (разумеется, по разумным потребностям).

 

В резолюции XVIII съезда ВКП(б) (1939 г.), было сказано:

«СССР вступил в полосу завершения строительства бесклассового социалистического общества и постепенного перехода от социализма к коммунизму, когда решающее значение приобретает дело коммунистического воспитания трудящихся, преодоление пережитков капитализма в сознании людей – строителей коммунизма».

 

 

ВОСХОЖДЕНИЕ К ВЫСШЕМУ СОВЕРШЕНСТВУ

 

 

Обобществление собственности, устройство общежития, установление справедливых общественных отношений, налаживание общественного производства и справедливого распределения,  строительство материально-технической базы коммунизма, словом, все, что касается создания внешних условий для развития человека, его совершенствования и познания, «чтобы не иметь никакой заботы о завтрашнем дне», - это лишь то, что относится к  первой, начальной части Христовой заповеди совершенства:  «продай имение твое и раздай нищим [в общину]».

 

Но «это не есть целое и во всем полное совершенство, а только часть совершенства…» Из девятнадцатого собеседования аввы Иоанна (Диолкосского). О цели киновии и пустынножительства. Глава 9.

 

Другая часть Христовой заповеди совершенства заключается в словах: «…и последуй за Мною, взяв крест свой».

 

Разумеется, эти слова не надо понимать буквально, как поначалу случилось с некоторыми христианами. В терминологии коммунистов это значит – совлеките с себя «ветхого Адама» буржуазности и наемного рабства, и возрастайте в нового, совершенного, высоконравственного, высокосознательного, высокодуховного человека.

 

Эти задачи ставились коммунистами уже с первых лет Советской власти:

1924 г.: «Социалистический идеал должен быть так построен, чтобы способствовать наивысшему развитию каждой личности... Поведение будущего человека будет определяться прежде всего тем, что он человек, напрягающий все силы на благо общественности...» Нарком просвещения Луначарский А.В.

1925 г.: «Главная и основная задача, которую предъявляет советский строй в настоящий момент к учительству, - это, товарищи, подготовить кадры, создать действительно новое молодое поколение История хочет, чтобы вы выполнили эти задачи, а эти задачи таковы: создать нового человека, бороться за действительное братство народов, за коммунизм». Калинин М.И.

1926 г.: «Особенность юношеского возраста заключается в огромном внутреннем стремлении к идеальным переживаниям... Молодежь в своей массе необыкновенно искренна и пряма... Не надо глушить эти юношеские особые свойства. Наоборот, их надо беречь, их надо развивать, на почве их надо растить нового, более совершенного человека».  «Партия должна поставить себе задачей подготовить в лице комсомола всесторонне физически и духовно  развитую молодежь». Калинин М.И.

1928 г.: «Теперь более чем когда-либо перед нами стоит задача формирования нового человека задача построения нового общества». Калинин М.И.

1927 г.: «…Наша молодежь, подрастающее поколение, которое выросло под знаком революции, - это чудо. Это будут во многом и во многом те новые люди, о которых когда-то говорил Владимир Ильич Ленин. Он говорил,  что мы начали наше строительство по коленку, по грудь в грязи прошлого, мы остаемся во многом оскверненными нашей долголетней жизнью в ужасном быту, в ужасных социально-государственных условиях прошлого, из которых мы революционно рванулись, но будущее поколение надо поднять выше себя, к солнцу социализма, поставить на сухое место, и мы это делаем…» Нарком просвещения Луначарский А.В.

1928 г.: «Формирование новой морали, которая нам нужна, есть сложный общественный процесс… Буржуазия стремится воспитывать, стремится известные рефлексы, известные правила поведения превращать в инстинкт. Мы тоже это должны делать. Мы должны это делать дошкольным воспитанием в детском саду, через школу, путем прямого влияния нашей среды, воздействия друг на друга и самого на себя, чтобы у нас пролетарские элементы восторжествовали и превратились в инстинкт, как говорил Владимир Ильич, в нашу пролетарскую моральНужны нормы поведения, которые мы должны выработать и которые мы должны превратить в воспитательные нормы».[83] Нарком просвещения Луначарский А.В.

 

В 1928 г. вышло обращение ЦК ВКП(б) ко всем членам партии и ко всем рабочим о развертывании самокритики. «Вне этого пути невозможно очищение партии, советского и кооперативного аппарата от элементов, срастающихся с кулацко-капиталистическими элементами в деревне». Необходимо «добиваться того, чтобы меры воздействия коммунистов на массу в первую очередь сводились к образцовой и показательной работе самих членов партии, причем члены партии должны развернуть, при поддержке беспартийных рабочих, решительную борьбу против “бытового загнивания» коммунистов”». Необходимо было усиление воспитательной работы среди пролетарских кадров, повышение их производственно-технической культурности, уменья управлять, повышение чувства ответственности перед своим классом и т. д. «Размеры строительства и гигантская сложность работы требуют от рабочего класса и его партии и величайших усилий и постоянного самовоспитания и самообучения. Изгоняя из своих рядов все гнилое и действительно вырождающееся, систематически борясь с врагом и так же систематически повышая требовательность к самим себе, рабочие преодолеют все и всяческие трудности и добьются решительных побед».

 

В то же время партия решала задачи воспитания детей, рабочей и крестьянской молодежи в коммунистическом духе, вовлечения их в социалистическое строительство, повышения культурного уровня и профессионально-технической поддержки юношей и девушек. В 1928 г. ЦК ВКП(б) обязал соответствующие органы выработать улучшенную систему и педагогически обоснованные методы пионерской работы, сделать понятными и близкими для детей общие цели, за которые борются компартии всего мира, развивать в детях чувство международной пролетарской солидарности, воспитывать в них навыки коллективизма, пробуждать интерес к труду, вовлекать в общественную жизнь, помогать повышению успеваемости, ликвидации неграмотности и т. д.[84]

М.И. Калинин поставил перед учителями и комсомолом задачу формирования нового человека, развития и укрепления пролетарской морали и воспитания на этой морали будущего поколения, развития духа коллективности, прививки коллективистских качеств, культивирования и развития таких качеств, как самопожертвование, отвага, смелость, бесстрашие, прививка самых лучших человеческих качеств: любви к своему народу, к трудящимся, честности, храбрости, товарищеской спайки, любви к труду. Подчеркивалась недопустимость безответственных отношений между парнями и девушками.[85]

 

В 1931 г. было принято важнейшее постановление ЦК ВКП(б) о начальной и средней школе, где в основу всей дальнейшей работы школы были заложены ленинские указания о тесной связи школы с задачами строительства социализма: «Школа должна быть не только проводником принципов коммунизма вообще, но и проводником идейного, организационного, воспитательного влияния пролетариата на полупролетарские и непролетарские слои трудящихся масс в целях воспитания подрастающего поколения, способного окончательно установить коммунизм».

 

1938 г., Калинин М.И.: «У нас создается новый человек социалистического общества. Этому новому человеку надо прививать самые лучшие человеческие качества… Это, во-первых, любовь к своему народу,  любовь к трудящимся массам. Человек должен любить людей, во-вторых, честность В-третьих, храбрость. Социалистический человек - человек труда, он хочет завоевать весь мир, вселенную раздвинуть разумом человека. В-четвертых, товарищеская спайка; в-пятых, это надо любить труд и честно относиться к труду…»

И так далее.

 

Эти задачи решались вместе со строительством материально-технической базы социализма. Партия неустанно повторяла о необходимости преодоления пережитков старого (ветхого) мира, борьбы с собственнической психологией, воспитания людей в духе коммунистической морали.

 

После того, как был взят курс на постепенный переход к коммунистическому обществу, решающая роль была отведена коммунистическому воспитанию масс, подъему коммунистической сознательности и культурности трудящихся.

 

К коммунистической морали мы еще вернемся, а сейчас обратимся к  правилам достижения высшего совершенства в киновии. Разумеется, эти правила тоже были неотделимы от хозяйственно-экономической жизни общежительных монастырей.

 

*          *          *

В свое время Апостол Павел разъяснял, что значит вторая часть Христовой заповеди совершенства «возьми крест свой и последуй за Мною»:  «Те, которые Христовы, распяли плоть свою со страстями и похотями» (Рим.6: 2). «Мы умерли для грехаветхий наш человек распят с Ним [Христом], чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху… Так и вы почитайте себя мертвыми для греха… Во Христе вы научились…  отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, обновиться духом ума вашего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины» (Еф.4:22).

 

И эту вторую, более трудную часть заповеди совершенства стремились исполнять наиболее успешные из первых христиан. Поначалу они и назывались монахами (греч.  monachos – одинокий), судя по следующим словам  «Писаний» И. Кассиана:  

 

«Говорят, что в начале веры христианской, когда имени монахов удостаивались немногие испытанные, которые, приняв правила жизни от евангелиста Марка, бывшего первым епископом в Александрии, не только обладали теми свойствами, какими отличалась, по сказанию Деяний Апостольских, первенствующая церковь (Деян 4, 32-35), но еще достигали высших совершенств. Так, например, удаляясь в уединенные подгородные места, вели столь воздержанную жизнь, что вызывали изумление в иноверцах, потому что с таким усердием днем и ночью занимались чтением Св. Писания, молитвой и рукоделием, что и голод не прерывал их поста, разве что на другой или на третий день принимали пишу не лакомую, а только необходимую, и ту при закате солнца, дневное время употребляли на духовное размышление, а заботам о теле посвящали только ночь, и другие более высокие подвиги совершали». Кн.2, гл. 5.
 

Евангелист Марк, который, согласно этим словам, передал киновитянам правила высшего совершенствования, – Апостол из 70-ти  учеников Христовых, сподвижник Апостолов Петра,  Павла и Варнавы. Марк основал первую церковь в Египте (где был первым епископом), а также огласительное училище в Александрии Египетской, позже преобразованное в знаменитую Александрийскую богословскую школу, которую в свое время возглавляли Пантен, Климент Александрийский, Ориген, Дионисий.

 
Итак, согласно «Писаниям» Кассиана, первоначально вся церковь отличалась свойствами, описанными в Деяниях Апостолов, 4:32:35, а именно: общей собственностью, распределением по потребностям каждого, чтобы не было нуждающихся, коллективизмом, единомыслием, единодушием, евангельской благодатью. (Благодать – божественная сила, энергия, направляющая человека к спасению.)  В то же время среди них были «немногие испытанные», которые стремились к высшему совершенству, т.е. стремились искоренить в себе животные, плотские похоти и страсти, распять свое ветхое, низшее, животное «я» и облечься в нового человека, каким был Христос, чтобы в конечном счете достичь светлого будущего - ПРЕОБРАЖЕНИЯ, божественной славы праведников (т.е. зримого сияния ауры): «праведники воссияют, как солнце».  Это и есть в конечном счете «СИЯЮЩИЕ ВЕРШИНЫ коммунизма», о которых говорится в Программе КПСС 1961 г. Каждый новый шаг к сияющим вершинам коммунизма воодушевляет трудящихся всех стран...»)
 
Нашим современникам очень полезно будет узнать, каково изначальное содержание коммунистической заповеди «нравственной чистоты» и сверить его с собственным идеалом.  Только надо иметь в виду, что с началом строительства Нового Мира некоторые прежние практики достижения высшего совершенства уже отошли в прошлое, как-то: пение псалмов, частые упражнения в чтении Св. Писания, посты, бдения, изнурение плоти, отшельничество и т.п.  Новая эпоха требует иных практик и иных подвигов самоотречения и самоотверженности, нежели 2 тысячелетия назад. 
 
*             *             *

Первоучителя монашества так говорили о распятии ветхого человека в себе:

 

«Наше самоотвержение есть не что иное, как духовное умерщвление [ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях,] и образ распятого [Христа].

Отречение [наше] есть не что иное, как знак того, что мы распялись [ветхому] миру и умерли [для него: «Не любите [ветхого] мира, ни того, что в мире: кто любит [ветхий] мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в [ветхом] мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца [нового мира], но от  [ветхого] мира сего», как писал Апостол Иоанн]. Итак, знай, что ты сегодня умер для [ветхого] мира, дел и похотей его и, по апостолу, распялся ему, а он — тебе (Гал 6, 14). Держи же в уме крест, под знамением которого ты должен жить, ибо не ты уже живешь, а живет в тебе [Христос,] Распявшийся за тебя (Гал 2, 20), и как Он за нас висел на крестном древе, так и мы, пригвоздив… свою волю [ветхого человека]  и все желания наши, должны не служить страстям нашим, а постоянно умерщвлять их, чтобы таким образом исполнить заповедь Господню: и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня (Мф 10, 38). Но ты, может быть, скажешь: как можно человеку постоянно носить крест свой, или как живой может быть распятым? Послушай краткое объяснение того.

Крест наш состоит в страхе Господнем… Мы свою волю и желания должны направлять не к тому, что приятно нам и что льстит нашим похотям, а по закону Господа [Христа], с которым мы сораспялись. И как пригвожденный к кресту… считает себя умершим для всего вещественного… так и мы, пригвоздившись к страху Господню, должны умереть для всего, т.е. не только для плотских пороков, но и для всего  [ветхого] мирского… таким образом мы можем умертвить все наши похоти и плотские страсти». Кн.4,  гл. 34-35.

«Отвержение [ветхого] мира есть не что иное, как знак умерщвления [ветхого человека в себе] и креста». Кн.12, гл. 25.
 

Одним словом, как призывали большевики, «отречемся от старого мира, отряхнем его прах в наших ног», и устремимся в светлое будущее: «Мы новый мир построим».

Так и в христианстве первая задача – устремить волю всех верующих к высшему совершенству:

 

«Старец тот, [под наблюдение которого отдается принятый в монастырь,] прежде всего старается научить его побеждать свою волю [ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях], желания, чтобы он мог постепенно восходить к высшему совершенству Многими опытами доказано, что не может обуздать своих похотей тот монах (особенно из молодых), который не научился послушанием умерщвлять свою волю [ветхого человека]. Поэтому они говорят, что тот, кто не научился сначала побеждать свою волю [ветхого человека], тот никак не может подавлять гнев, уныние, блудную похоть; не может иметь истинного смирения, постоянного  единения и согласия с братьями и долго пребывать в общежитии  

Отречение наше [от ветхого мира] не принесет нам пользы, если будем привязываться к тому, от чего отреклись. Итак, остерегайся приобретать те вещи, от которых ты уже отрекся, и вопреки повелению Господню не возвращайся с поля делания евангельского… не обращайся к земным похотям и занятиям и с кровли [т.е. вершины] совершенства не сходи за тем, что ты бросил. Остерегайся вспоминать о родителях [ведущих ветхую жизнь], о прежнем пристрастии, не вдавайся в [ветхие] мирские заботы, чтобы, обратившись вспять, тогда как ты взялся за плуг, не лишиться Царства Небесного (Лк 9, 62). Смотри, чтобы та гордость, которую ты ныне сокрушил верою и смирением, не стала пробуждаться в тебе, когда будешь… совершенствоваться в принятом тобой звании, чтобы, по словам апостола, созидая то, что разрушил, не оказаться преступником (Гал 2, 18). Старайся пребыть до конца жизни в той нищете, которую обещал перед Богом и ангелами Его. Того смирения и терпения, с которыми ты, стоя за монастырскими воротами, просил принять тебя, не только не оставляй, но еще более возрастай в них и совершенствуйся. Большое бедствие будет тебе, если ты, обязанный от первых начал восходить к совершенству, будешь от совершенства спускаться к низшему. Ибо не тот спасен будет, кто хорошо начал эти добродетели, но кто до конца сохранит их

 

Отрекающийся от [ветхого] мира должен приготовиться к искушениям и подражать немногим.

…Приготовь душу свою не к покою, бездействию и наслаждению, а к искушениям и огорчениям… Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие… потому что узки врата и тесен путь, вводящие в жизнь, и немногие находят их... Знай, что ты в числе немногих избранных и, смотря на пример и холодность многих, не охладевай, а живи так, как живут немногие, чтобы с этими немногими удостоиться тебе Царствия Небесного. Ибо много званых, а мало избранных… и мало то стадо, которому Отец благоволил дать Царствие… Знай, что тяжко грешит тот, кто, обещав быть совершенным, делается несовершеннейшим…» Кн.4, гл. 8,36,38.

 

*             *              *

Конечно, совершенная любовь к ближним выражается уже в добровольном обобществлении собственности, равенстве с беднейшими братьями и равномерном распределении материальных благ. Но многие, как в монастырской киновии, так и в социалистическом общежитии оказались вынужденно: первые были движимы страхом Божьим, вторые – принудительным обобществлением собственности. Как те, так и другие внешне подчинились правилам общежития, но внутренне остались ветхими людьми.

 

Увы, даже после длительного коммунистического воспитания очень многие из бывших граждан социалистических стран, которые, казалось бы, уже обуздали свое низшее, ветхое  «я», не выдержали годины искушений и испытаний, соблазнились обольщениями капитализма и либерализма, скатились с прежней духовной высоты - вновь поддались страсти к деньгам, роскоши, плотским удовольствиям и наслаждениям...

 

*          *           *

Из «Писаний» И.Кассиана:

«К совершенству же восходят по следующим степеням. Начало и ограждение нашего спасения есть страх Господень. Ибо от него зависит и начало обращения, и очищение от пороков, и оберегание добродетелей у тех, кто руководствуется им на пути к совершенству. Этот страх, проникая в душу человеческую, производит отвращение к [ветхим] мирским  вещам… А отвращением и прекращением всех стяжаний приобретается смирение, которое открывается в следующих признаках: человек… во-первых, умерщвляет свою волю [ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях]; во-вторых… дела и помыслы свои открывает старцу своему [при социализме – старшему товарищу], ничего не скрывает; в-третьих, все делает по суждению старца и ничего по своему и, желая его наставлений, охотно слушает их; в-четвертых, во всем соблюдает послушание, кротость, постоянство терпения; в-пятых, не только не обижает никого, но и за свои обиды не взыскивает и не оскорбляется; в-шестых, ничего не делает такого, что не согласуется с общим уставом или не одобряется примером большинства; в-седьмых, доволен всяким состоянием, как бы оно ни было низко, и все, повелеваемое ему, исполняет как худой, недостойный раб; в-восьмых, считает себя хуже всех не только на словах, но и в искреннем расположении сердца; в-девятых, удерживает свой язык и не говорит громко; в-десятых, не смеется легкомысленно. Вот в каких признаках обнаруживается истинное смирение!

Оно скоро доведет тебя до любви, чуждой страха, и, воодушевившись ею, ты то самое, что прежде исполнял из-за страха наказания, начнешь исполнять без труда, как естественное, и уже не из страха наказания, а по любви к самому добру и по услаждению добродетелями». Кн.4, гл. 36,38,39.

 

И еще одна краткая формула восхождения киновитян к высшему совершенству и спасению, из «Писаний» И.Кассиана:

 

«Вот каким образом беспрепятственно восходят к высшему совершенству… Начало нашего спасения и премудрости есть страх Господень. От страха Господня рождается спасительная скорбь сердечная, а от нее — отречение от [ветхого] мира, т.е. нищета и презрение всякого богатства. От нищеты происходит смирение, от смирения же происходит умерщвление воли [ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях], а умерщвлением воли истребляются все пороки. После истребления пороков добродетели плодятся и возрастают; при возрастании добродетелей приобретается чистота сердца, а чистотою сердца приобретается совершенство». Кн. 4, гл. 43.

 

В СССР страх гнева Божьего воплощался в образе Сталина, провозгласившего социалистическую общественную собственность священной и неприкосновенной, а лиц, покушающихся на нее, - врагами народа. 

 

 

 

«СОВЛЕКИТЕ С СЕБЯ ВЕТХОГО ЧЕЛОВЕКА».

БОРЬБА С ПОРОКАМИ

 

 

По «Писаниям» И.Кассиана, монах должен вести «борьбу против восьми главных пороков: чревонеистовства (которое означает страсть обжорства), блуда, сребролюбия, под которым понимается корыстолюбие, или, если точнее выразиться, любовь к деньгам, гнева, печали, уныния, которое есть тоска, или скорбь сердца, тщеславия, гордости». Кн.5, гл.1. 

 

а) О страсти к объедению

 

«Первая война должна вестись против духа чревобесия… которое… есть страсть к объедению…

Не только качество пищи, но и количество расслабляют душу, разжигая в ней, как и в утучненной плоти, вредоносный греховный огонь…

Чрево, пресыщенное какою-либо пищею, порождает семя сладострастия, и дух, подавляемый тяжестью пресыщения, не может быть рассудительным. Ибо не только чрезмерное употребление вина лишает человека разума, но и безмерное употребление пищи также расстраивает, помрачает его и лишает чистоты и непорочности. Так, причиною погибели и разврата содомлян было не только пьянство, но и пресыщение… [которое] породило в них сильнейшую похоть плотскую. Итак, если содомлян довело до таких беззаконий пресыщение, то чего оно не сделает с теми, которые, будучи здоровы телом, не удерживаются от употребления мяса и вина, удовлетворяя похоти…

Невозможно сытому чреву вступить в борьбу внутреннего человека, нельзя сражаться с сильнейшими тому, кто побежден в более легком сражении…

Пост и воздержание состоят в умеренности… Между тем заботиться о теле нужно потому, чтобы… не потерять возможности исполнять духовные и необходимые наши обязанности…

 

Для чистоты духа нужна умеренность желудка… Строгие посты делаются напрасными, если последует излишнее употребление пищи, которое скоро доходит до порока чревобесия. Поэтому лучше каждый день умеренно употреблять пишу, нежели временами обрекать себя на долгие и строгие посты…

 

Для сохранения чистоты душевной и телесной недостаточно одного воздержания от пищи; нужны и другие добродетели душевные. Прежде всего, через послушание, скорбь сердечную и утомление тела трудом надо научиться смирению. Денег не только нельзя иметь, но и желание их нужно истребить [подразумеваются условия монастырского общежития – А.Б.], нужно не питать и желания брать их, когда предлагают; гнев надо подавить, уныние победить, тщеславие отвергнуть, гордость попрать, непостоянные помыслы ума обуздать непрестанным памятованием о Боге…

 

Монах не может вести битвы духовной, если не одержит победы над плотью… Это есть как бы самая твердая основа во всякой борьбе — подавить сперва плотские вожделения. Ибо, не обуздав своей плоти, никто не может законно сражаться. А кто законно не сражается, тот, без сомнения, не может и на ратоборном поприще состязаться и заслужить венец славы, награду за победу…

Нам нечего бояться внешнего неприятеля; враг в нас самих скрывается. [Этот внутренний враг без боя открывает ворота и внешнему врагу за доллары. - А.Б.] В нас ежедневно происходит внутренняя война; после одержания победы в ней все внешнее сделается слабым, и с воином Христовым все помирится и покорится ему…

 

[Но] телесный пост не может быть достаточным для совершенства сердца и чистоты тела, если не будет соединен с ним пост душевный. Ибо и душа имеет свою вредную пищу… Злословие есть пища ее и притом приятная; гнев есть также пища ее… Зависть есть пища души, которая… мучит ее, бедную, благополучием чужого успеха. Тщеславие есть пища ее… Всякая похоть и блуждание непостоянного сердца есть корм души, питающей ее вредными соками… Если… мы будем опутаны гибельными пороками души, то изнурение плоти не доставит нам никакой пользы… Ибо не столько тленная плоть, сколько чистое сердце бывает храмом Божьим и жилищем Святого Духа. Следовательно, постясь по внешнему человеку [т.е. телесно], нужно воздерживаться и от вредной [духовной] пищи по внутреннему человеку. Которого святой апостол особенно убеждает предстать чистым Богу, чтобы удостоиться принять в себя Христа…

 

Нам надо упражняться в телесном воздержании, чтобы через него перейти к духовному посту. Итак, мы должны знать, что труд телесного воздержания мы подъемлем для того, чтобы этим постом достигнуть чистоты сердца…» Кн.5, гл. 3-10,13, 16, 21,22,28.

 

(Учение Живой Этики тоже рекомендует умеренность в пище и вегетарианство, так как употребление мяса привносит в организм низшие, животные энергии и не способствует очищению от плотских похотей и страстей. Так что вопли о нехватке колбасы в СССР  напрасны, это было лишь на пользу. В Учении говорится о появлении в будущем людей, которые не будут нуждаться в обычной пище, а будут питаться солнечной праной: «Можно представить себе эволюцию земли, когда эти улучшенные тела, не нуждающиеся в обычной пище, смогут проникать в жизнь видимую. Представим удивление ученых, когда появятся такие тела. Главное – сохранить здоровье и бесстрашие, к этим условиям приложим остальное». Поэтому уже сейчас рекомендуется относиться к пище с легким презрением.)

 

б) О духе блуда

 

«…Против духа блуда – война продолжительная, постоянная, жестокая, в которой весьма немногие одерживают совершенную победу…

Исправление этого порока особенно зависит от совершенствования сердца, из которого… исходят помыслы злые, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства и пр. Следовательно, сначала надо очищать сердце… ибо плоть подчиняется его изъявлению и власти, и потому с особенным усердием надо соблюдать строгий пост, чтобы плоть, утучненная обилием пищи, противясь внушениям души, бесчинствуя, не низвергла своего правителя – духа. Впрочем, если мы всю важность будем видеть только в укрощении тела, а душа не будет также воздерживаться от прочих пороков и не будет занята божественным размышлением и духовным упражнением, то мы никак не сможем взойти на самый верх истинной непорочности, когда то главное, что в нас есть, будет нарушать чистоту нашего тела…

Для удаления этой болезни (похотливости) весьма полезны покой и уединение…

Иное – быть воздержным, а иное – чистым и придти в расположение непорочности, нерастленности, что называется невинностью. Эта добродетель особенно присуща тем, кто пребывает девственниками или по уму, или по плоти…

Если хотим… победить этого нечистого духа, то должны постараться, надеясь не на свои силы (ибо это невозможно совершить человеческим старанием), а на помощь Божию…

Невозможно человеку, так сказать, на своих крыльях взлететь к столь высокой небесной награде, если благодать Божия даром целомудрия не очистит его от грязи земной. Ибо плотяные [плотские] люди никакой добродетелью так близко не уподобляются духовным [существам -] ангелам, как заслугою и благодатью целомудрия…

Добродетель целомудрия апостол называет святынею.

Воля Божия есть освящение ваше, чтобы вы воздерживались от блуда; чтобы каждый из вас умел соблюдать свой сосуд [т.е. тело] в святости и чести, а не в страсти похотения… ибо призвал нас Бог… к святости… Видишь, в простых ясных словах он [Павел] превознес целомудрие… через нее Св. Дух будет обитать в нашем сердце, что составляет высшее воздаяние совершенной награды и блаженства…

Надежда на  высшую награду должна усиливать оберегание целомудрия…

Передают строгое изречение св. Василия, епископа Кесарийского: «я, - говорит, - и женщины не знаю, и не девственник». Он понимал, что нерастленность плоти состоит не в воздержании от женщины, но и в непорочности сердца, которая всегда охраняет нерастленную святыню тела страхом Божиим или любовью целомудрия…»

Кн.6. Гл. 4-6, 15,17,19.

 

«СВОБОДА БРАТЬ МНОГИХ ЖЕН И НАЛОЖНИЦ ПРИ НАСТУПЛЕНИИ КОНЦА ВРЕМЕН и умножении рода человеческого, как уже менее необходимая, справедливо ДОЛЖНА БЫТЬ ПРЕСЕЧЕНА евангельским совершенством…» Из семнадцатого собеседования аввы Иосифа (второе). Гл. 19.

 

«Ибо мы находимся не под [Моисеевым] законом, который, предлагая брачные права, питает и сохраняет в наших членах тот жар, с которым исполняется дело непозволенного блуда, - но [находимся] под благодатью [Евангелия], которая… внушает нерастленность девственности…

[Но и] Господь [Иегова через пророка Исайю] так говорит о евнухах: … дам Я в доме Моем и в стенах дома Моего место и имя лучшее, нежели сыновьям и дочерям, дам им вечное имя, которое не истребится (Ис.56:4, 5)…

 

[Однако] необходимо чистоту внешнего человека поддерживать пищею и питьем внутренней чистоты, и всегда воодушевляться ею для сохранения постоянной непорочности… Со всею силою должны [мы] приобретать чистоту сердца и духа, чтобы не попасть в число тех неразумных дев  (Мф. 25:2-12), которым не вменилось девство из-за того только, что они сохранили себя чистыми только от плотского совокупления, и поэтому названы девами, но  неразумными, потому что, при оскудении в их сосудах елея внутренней чистоты, светлость и блеск телесного девства тускнеет. И потому неразумные девы не удостоились вместе с разумными войти в славный чертог жениха [Христа], так как не сохранили духа своего непорочным и души и тела безукоризненными...» Из двадцать второго собеседования аввы Феоны (второго). Гл.6.

 

«Духовная любовь, приобретаемая исполнением закона Христова, гораздо выше, тверже, чище, продолжительнее кровной, плотской любви... За презрение удовольствий и расположений земных воздается духовная радость и приятность драгоценной любви… Прежде я имел жену в страсти тленного похотения, а теперь имею ее же в чести освящения и в истинной любви Христовой. Женщина одна и та же, а достоинство любви возросло во много раз.

Если же вместо возмущения гневом и яростью взять постоянную тихость терпения, вместо мучительной озабоченности и развлечения – покой беззаботности, вместо бесплодной и мучительной печали этого [лукавого] века – плод спасительной печали, вместо суетного, временного веселья – плодовитую духовную радость, то в замене этих расположений увидишь сторичное воздаяние. Если с кратковременным и обманчивым удовольствием всякого порока сравнить заслуги противоположных добродетелей, то увеличенная приятность докажет, что эти добродетели во сто раз лучше…»

Из двадцать четвертого собеседования аввы Авраама О самоумерщвлении [ветхого человека].  Гл.26.

 

*             *                *

Воздержание, развитие силы воли требуется для пробуждения центров высшего сознания человека, с которого начинается развитие его высших, феноменальных способностей, знаменующих начало восхождения к Богочеловечеству. При половых излишествах человек расточает запасы жизненной энергии, тем самым ослабляя свою волю и духовный потенциал. Поэтому монахи живут в соответствии со строгими правилами воздержания.

 

В Библии сказано: «Светлее звезд воссияют лица тех, которые имели воздержание, а лица грешников – чернее тьмы» (ЗЕздр.7,8). Этот свет – не метафора, а зримое сияние Духа Святого, называемое божественной славою (авест. «Хварно»), которую явил Христос во время Преображения: «И просияло лицо Его как солнце, и одежды сделались белыми, сияющими как свет. И увидели славу Его». К достижению этой божественной славы, «в чудный свет свой, в свою славу»  и призвал человечество Христос. Апостолы просили и убеждали и умоляли «удалиться от господствующего в мире растления похотью», призывали к очищению от всякой скверны плоти и духа, к очищению душ и сердец, умоляли быть святыми во всех поступках, словах и делах. «Мы соделались причастниками Духа Святого, если только начатую жизнь твердо сохраним до конца», если будем «поступать достойно Бога». Но это есть «тайна, сокрытая от веков и родов…  открытая [Христом] святым Его, Которым благоволил Бог показать, какое богатство славы в тайне сей для язычников, которая есть Христос в вас, упование славы, Которого мы проповедуем, вразумляя всякого человека и научая всякой премудрости, чтобы представить всякого человека совершенным во Христе Иисусе», - писал Павел (Кол.1:36)
 

Почему эту  тайну Преображения Христос открыл только святым, а не всем людям? Потому что в то время говорить о сиянии Духа Святого, достигаемого целомудрием, - всё равно что метать жемчуг перед свиньями. Если даже сегодня упоминание о необходимости вести целомудренный образ жизни вызывает у большинства, особенно у сильного пола, раздражение и глумливые насмешки, а воздержание - подозрения в физиологической недоразвитости, физической неполноценности, или желание изнасиловать, втоптать в грязь, унизить, оскорбить, осквернить, - то что  было во времена Христа, когда люди находились еще в животном состоянии?

 

О тайных речениях Иисуса говорится в «Книге Фомы Атлета, которую он пишет для совершенных». Апостол Фома был христианизатором Индии, его имя было широко известно всему Востоку. В этой книге он говорит также о внутреннем свете духовного человека и необходимости  преодолеть каждому свою низшую, «скотскую» сущность: 

 

«Спаситель сказал: …тот, кто себя не познал, не познал ничего. Но тот, кто познал себя самого, уже получил знание о глубине всего. Вот потому ты, брат мой Фома, увидел сокрытое от людей, о что претыкаются они, ибо не знают этого. (…) Вы малы, покуда не станете совершенными (…) Но если все избранные покинут скотскую сущность, тогда возвратится свет к своей сущности. И его сущность воспримет его (…) Поэтому нам надлежит сказать вам, что это - учение для совершенных. Если ныне желаете вы стать совершенными, следуйте этому, если нет, ваше имя – незнающий… Ибо существуют некоторые, имеющие крылья, спешащие к явленному, те, кто далек от истины. Ведь тот, кто ведет их и пленит их сладостью тьмы и овладеет ими наслаждением пахнущим. И он сделает их слепыми в страсти ненасытной и сожжет их души и будет для них как столп, который в их сердце, так что невозможно для них когда-нибудь выдернуть его. И как узда во рту он тянет собственным их желанием. И сковал их он их же цепями, и все члены их связал он горечью оков страсти. То, что явлено, что погибнет, и что изменится, и что отвернется ради соблазна, притягивает их постоянно от неба к земле, убивая их, побуждая их вслед за всеми скотами к осквернению (…) Поистине не признавая сих за людей, но считай их скотами, ведь как скоты поедают друг друга, так же у этих, такого рода людей - они поедают друг друга, они изъяты из истины, ибо любят сладость огня и рабы смертных и стремятся к делам осквернения, выполняют желания отцов своих. Они будут брошены в бездну и бичеваны принуждением горечи их злой природы… Огонь сожжет их. (…)

Фома ответил: Убедил ты нас, Господи. Обдумали мы в сердце своем, и стало ясно нам, что это - [истина] и что слова твои без лукавства. Но слова, которые ты нам говоришь, - для мира смех и глумление, ибо не понимают их  (…)

Спаситель… сказал: [Воистину] я говорю вам: кто услышит слова сии и отвернет лицо свое или станет глумиться или губы свои кривить - воистину говорю я вам: отдадут его верховному архонту,[86] который начальствует над всеми властями, царствуя над ними. И такого он повергнет и сбросит с неба к основанию ада, и заточат его в место узкое, темное (…) Блаженны вы, которые уже познали обольщение и бежали от чуждого».

 

в) О духе сребролюбия

(сравните киновитян с бывшими гражданами СССР)

                  

«Эта болезнь сребролюбия [любовь к деньгам]… будучи оставлена без внимательности и однажды закравшись в сердце, бывает гибельнее всех и труднее прогнать ее. Ибо она становится корнем всех зол, предоставляя многочисленные поводы к порокам...

Итак, эта страсть, возобладав расслабленной и холодной душою монаха, сначала побуждает его к малому стяжанию, предоставляя некоторые справедливые и как бы разумные предлоги, по которым он должен сберечь или приобрести немного денег. Ибо жалуется, что предоставляемое монастырем недостаточно, едва может быть переносимо даже здоровым, крепким телом. Что же надо будет делать, если приключится болезнь тела и не будет припрятано немного денег, чтобы подкрепить немощь? Содержание монастыря скудно… Если не будет ничего собственного, что можно бы употребить на заботу о теле, то придется умереть жалким образом. Да и одежда, предоставляемая монастырем, недостаточна, если не позаботиться достать себе откуда-нибудь другую. Наконец, нельзя долго жить в одном и том же месте или монастыре, и если монах не приготовит себе денег на путевые расходы и переправу через море [как беглецы из СССР – на Запад – А.Б.], то не сможет, когда захочет, переселиться, и будучи стеснен крайней бедностью, он постоянно будет проводить жизнь работническую и жалкую, без всякого успеха; всегда нищий и нагой, он вынужден будет с бесчестием содержаться на чужом иждивении.

Итак, когда [он] такими помыслами прельстит свой ум, то размышляет, как бы ему приобрести хоть один динарий. Тогда заботливым умом отыскивает частное дело, которым мог бы заниматься без ведома настоятеля. Затем, продав плоды его тайно и получив желаемую монету, он сильно беспокоится о том, как бы удвоить ее скорее, недоумевает, где бы положить или кому вверить. Потом часто озабочивается тем, что можно бы купить на нее и какою торговлею удвоить ее. Когда и это удастся ему, то возникает сильнейшая алчность к золоту и тем сильнее возбуждается, чем большее количество прибыли получается. Ибо с умножением денег увеличивается и неистовство страсти. Тогда представляется долговечная жизнь, преклонная старость, разные продолжительные болезни, которые не могут быть переносимы в старости, если в молодости не будет заготовлено побольше денег. Таким образом, жалкой становится душа, связанная змеиными узами, когда с непотребным старанием желает умножить скверно собранные сбережения, сама для себя порождая язву, которой жестоко распаляется, и всецело занятая помыслами о прибыли, ничего другого не видит взором сердца, как только то, откуда бы можно достать денег, с которыми бы скорее выйти из монастыря туда, где бы блеснула какая-нибудь надежда на получение денег. Из-за этого не побоится допустить злодеяние лжи, ложной клятвы, воровства, нарушить верность, воспламениться вредным гневом. А если потеряет надежду на прибыль, то не побоится нарушить честность, смирение; и как другим чрево, так ему золото и надежда корысти становится всем вместо Бога. Потому святой апостол, имея в виду зловредный ад этой болезни, назвал ее не только корнем всех зол (1Тим 6, 10), но и идолослужением, говоря: умертвите... любостяжание (по-гречески — сребролюбие), которое есть идолослужение (Кол 3, 5). Итак, видишь, до какого порока эта страсть постепенно возрастает, так что апостол называет ее идолослужением, потому что, оставив образ и подобие Божие, хочет вместо Бога любить и хранить изображения людей, запечатленные на золоте

 

Таким образом, имея деньги путевым запасом для своего непостоянства, на помощь их опираясь, как на крылья, и уже готовый к переселению, надменно отвечает на все приказания и, ведя себя, как чужестранный, посторонний, всё нуждающееся в исправлении презирает, во всем нерадив и всем пренебрегает. Хотя он и хранит воровски спрятанные деньги, но жалуется, что не имеет обуви и одежды, и негодует, что не скоро дают ему. А если по распоряжению настоятеля что-нибудь из этого сперва дадут тому, кто совершенно ничего не имеет, то он воспламеняется сильным гневом, думает, что его презирают, как постороннего, не стараясь прилагать свои руки ни к какому делу, порицает все, что для пользы монастыря требуется сделать. Потом старательно выискивает предлоги к огорчению и гневу, дабы не казалось, что он по легкомысленности выходит из монастыря. Впрочем, не довольствуется только своим выселением, дабы не подумали, что он из-за своего порока оставил монастырь, но не перестает, кого может, развращать тайным роптанием. Если же трудности времени, пути или плавания воспрепятствуют его путешествию, то, сидя постоянно с унылым, скорбным сердцем, не перестает причинять или возбуждать скорби. Утешение, касающееся выхода, и извинение своей легкомысленности он будет находить не иначе, как в неустроенности монастыря…

 

Три вида этого недуга [сребролюбия], которые всеми отцами одинаково осуждаются. Первый, порочность которого мы выше описали, обольщает бедных и внушает собирать то, чего они и прежде не имели, когда жили в [старом] мире. Второй побуждает опять желать и возвратить то, что оставили, отрекшись от [старого] мира. Третий, в начале отречения от [старого] мира из страха бедности беспомощности, не отвергает богатства [старого] мира, но сберегает у себя и деньги и имущество, которые следовало бы отвергнуть вначале самоотвержения. Такие монахи никогда не достигнут евангельского совершенстваИуда, желая получить деньги, которые прежде, следуя Христу, отвергал, не только предал Господа и потерял чин апостольства, но и жизнь завершил не добрым порядком, окончив ее насильственной смертью… Анания и Сапфира, удержав некоторую часть из того, чем владели, из уст апостольских наказываются смертью…

 

Предлог к оправданию [у] тех, которые не хотят оставить свое имущество.

Такие стараются в свидетельстве Св. Писания найти себе повод к прежнему корыстолюбию. Превратно толкуя, силятся извратить изречения апостола, или лучше Господа, и приноровить по своему желанию, приспосабливая к смыслу Св. Писания не свою жизнь или разум, а, делая по желанию своей страсти натяжку, хотят, чтобы Св. Писание согласовалось с их мнениями, и говорят, что написано: блаженнее давать, нежели принимать… Превратным толкованием этого они думают ослабить следующее изречение Господа: если хочешь быть совершенным, поди, продай имение твое, и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною… Думают, что они под этим предлогом не должны оставлять свое богатство, и считают себя блаженными, если, обеспечив себя запасным богатством, от избытка его уделяют и другим; поскольку стыдятся принять с апостолом славную нищету ради Христа [вот что в действительности значит: блаженны нищие духом. – А.Б.] и не хотят довольствоваться трудами рук и монастырской умеренностью.

Такие должны знать, что они или САМИ СЕБЯ ОБМАНУТ и не отрекутся от этого [старого] мира, полагаясь на прежнее богатство; или, если хотят делом исполнить монашеский обет, отвергнув и расточив все и ничего не удерживая у себя из того, от чего отреклись, с апостолом прославятся в голоде и жажде, в холоде и наготе…

 

Тот [апостол Павел], кто свидетельствует о себе (Деян 22, 25), что он по мирскому чину был славен, поскольку от рождения был почтен достоинством римского гражданина, разве не мог бы содержаться прежним имуществом, если бы считал это более удобным для совершенства? Также и те, кто в Иерусалиме, будучи владельцами полей или домов, продавали все и, совершенно ничего не оставляя у себя, приносили цену проданного и клали у ног учеников (Деян 4, 35); разве не могли бы они удовлетворять из собственного имущества телесные потребности, если бы это было признано апостолами более совершенным или сами бы сочли более полезным? Но, отвергнув все имущество, они пожелали содержаться собственным трудом или приношением язычников.

Святой апостол о пожертвовании их [язычников] пишет… если язычники сделались участниками в их духовном, то должны и им послужить в телесном (Рим 15, 25-27)… Также и в послании к галатам свидетельствует, что он… никак не оставлял заботы и попечения и о нищих в Иерусалиме, которые, ДЛЯ ХРИСТА отвергнув все свои вещи, ПРИНЯЛИ ДОБРОВОЛЬНУЮ НИЩЕТУ...  Итак, КТО ЖЕ БЛАЖЕННЕЕ, неужели те, которые, НЕДАВНО ОБРАТИВШИСЬ ИЗ ЯЗЫЧНИКОВ И БУДУЧИ НЕ В СОСТОЯНИИ ВОСХОДИТЬ К ЕВАНГЕЛЬСКОМУ СОВЕРШЕНСТВУ, ЕЩЕ УДЕРЖИВАЛИ У СЕБЯ СВОЕ ИМУЩЕСТВО, для которых апостол считал большим плодом уже то, что… приняли веру Христову с удержанием своего имущества? Или те [блаженнее], которые, выполняя евангельское учение, ежедневно нося крест Господень, не хотели ничего оставить у себя из собственного имущества?... И сам блаженный апостол, поскольку часто подвергался узам, темницам, или утомлению от путешествия, и потому не имел возможности своими руками, как делал обыкновенно, приобретать себе привычное (ежедневное) пропитание, по уверению его, получал необходимое для своих нужд от братьев, приходивших из Македонии. Недостаток мой, говорит, восполнили братия, пришедшие из Македонии (2Кор 11, 9). И к филиппийцам пишет: вы знаете, филиппийцы, когда я вышел из Македонии, ни одна церковь не оказала мне участия подаянием и принятием, кроме вас одних; вы и в Фессалонику и раз и два присылали мне на нужду (Флп 4, 15, 16). По мнению сребролюбцев, которое они составили по холодности сердца, неужели и эти будут блаженнее апостола, потому что уделяли ему из своего имущества? Этого не осмелится сказать и безумный…

 

 Если хотим последовать евангельской заповеди и быть подражателями апостола и всей первенствующей церкви или отцов, которые в наши времена последовали добродетелям и совершенству их, то не должны мы полагаться на свое мнение, обещая себе евангельское совершенство от этого холодного и жалкого состояния; но, следуя по стопам их, должны стараться НЕ ОБМАНЫВАТЬ САМИХ СЕБЯ и так исполнять монастырское благочиние и постановления, чтобы нам истинно отречься от этого [ветхого] мира, по неверию увлекающему нас, не удерживать у себя ничего из того, что мы отринули, ежедневное пропитание приобретать не припрятанными деньгами, а собственным трудом

 

Говорят, что св. Василий, епископ Кесарийский, одному сенатору, который, с холодностью отрекшись от [ветхого] мира, оставил для себя нечто из своих богатств, не желая добывать содержание работою своих рук и приобрести ИСТИННОЕ СМИРЕНИЕ нищетою, утомительным трудом и монастырским подчинением, сказал следующее: “ты и сенаторство потерял, и монахом не сделался”…»

Кн.7, гл.1,2,7,9,14,16-19.

 

Итак, согласно учению Апостолов, ТОТ, КТО УДЕРЖИВАЕТ СВОЮ СОБСТВЕННОСТЬ И БОГАТСТВО, НЕ В СОСТОЯНИИ ВОСХОДИТЬ К СОВЕРШЕНСТВУ, А ЗНАЧИТ,  К СПАСЕНИЮ.

 

«Как победить сребролюбие.

…Воин Христов до тех пор будет победителем, безопасным и свободным от всякого нападения страсти, пока этот непотребный дух [сребролюбия] не посеет в нашем сердце ростки этого вожделения. Поэтому, как необходимо блюсти голову змея во всех родах пороков вообще, так особенно тщательно нужно остерегаться в этом. Если же страсть эта будет впущена внутрь, то, укрепясь от своей пищи, сама по себе возбудит сильнейший пожар. И потому не только надо опасаться стяжания денег, но и само желание необходимо выгнать из души. Ибо важно не столько избегать дел сребролюбивых, сколько саму страсть эту с корнем вырывать. Ибо никакой пользы не принесет нам неимение денег, если останется в нас желание стяжания…

 

Средства против недуга сребролюбия.

Итак, помня об осуждении Анании и Сапфиры, убоимся что-нибудь удерживать из того, что, отрекаясь от [старого] мира, мы обещали совершенно оставить… Будем остерегаться, чтобы день Господень придя, как вор ночью, не нашел совесть нашу оскверненной хоть одной полушкою, которая, погубив все плоды нашего самоотвержения, сделает то, что слово Господнее, сказанное в Евангелии богачу, отнесется и к нам: безумный! в сию ночь твою душу возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? (Лк 12, 30). Ничего не думая о завтрашнем дне, не позволим себе уклоняться от благочиния киновии…

[Но] сребролюбие можно победить только живущему в киновии…»

Кн. 7, глава 21, 30, 31.

 

«…Если бы ты захотел сравнить блестящий цвет девства и благоуханную чистоту целомудрия со скверною, зловонной нечистотою похоти, спокойствие и беспечальность монахов с опасностями и горестями, которым подвергаются люди мирские, покой нашей нищеты с едкими печалями богатых и неусыпными заботами, которым [они] предаются дни и ночи с большой опасностью для жизни, то легко убедишься, что иго Христово весьма благо и бремя очень легко». Из двадцать четвертого собеседования аввы Авраама О самоумерщвлении [ветхого человека]. Гл.25.

 

По поводу того, что «сребролюбие можно победить только живущему в киновии». - Так как киновия обеспечивает всем необходимым, там возможно полное отсутствие денег – нет нужды в них. Вот откуда идея отмирания денег при коммунизме. Маркс и Энгельс тоже считали, что при коммунистической формации не будет места товарно-денежным отношениям.

 

г) О духе гнева (краткие извлечения)

 

«Гнев бывает двоякого рода: добрый, согласный с разумом, и беспорядочный, порочный. Похвальный гнев бывает, во-первых, когда мужественно противимся диаволу и внушениям его. Так, Спаситель с гневом отогнал от Себя искусителя. Во-вторых, когда воспламеняемся на самих себя, т.е. за худые наши страсти и пороки… В-третьих, когда мы по ревности к правде или любви возбуждаемся против ближних, грешащих и оскорбляющих Бога, и исправляем их, а подчиненных наказываем. Такой гнев в Св. Писании называется ревностью по Боге… Сам Спаситель показал то же, когда… продавцов выгнал из храма… резко обличал фарисеев и книжников…

Не одобряется гнев беспорядочный, который помрачает, извращает суждение разума или не покоряется ему… Когда гневаются по злобе, зложелательству…

 

О каком солнце говорится, чтобы оно не зашло в гневе нашем.

…В иносказательном смысле под солнцем можно понимать разум, который справедливо называется солнцем, что освещает все сердечные помыслы и суждения; он да не погашается гневом, чтобы после захождения его мрак возмущения с виновником своим, дьяволом, не занял все чувства нашего сердца, и нам, объятым тьмою гнева, как в темную ночь, не остаться в неведении, что нам нужно делать. В таком смысле это изречение апостола передано нам старцами… которые не позволяют ему [гневу] проникать в сердца даже на минуту…» Кн. 8, гл. 5, 9.

 

д) О духе печали (краткие извлечения)

 

«..Только в одном случае надо считать печаль полезной для нас, когда она возникает от покаяния в грехах, или от желания совершенства, или от созерцания будущего блаженства. О ней святой апостол говорит: печаль ради Бога производит неизменное покаяние к спасению, а печаль мирская производит смерть…

Но эта печаль [ради Бога]… бывает послушна, приветлива, смиренна, кротка, приятна, терпелива… А бесовская печаль бывает очень сурова, нетерпелива, жестока, строптива, соединена с бесплодной грустью и мучительным отчаянием…

Поэтому кроме той печали, которая происходит от спасительного покаяния, или от ревности к совершенству, или от желания будущих благ, всякая печаль, как мирская и причиняющая смерть, должна быть отвергнута…

Эту гибельную страсть мы можем выгнать из себя, если ум наш, постоянно занятый духовным размышлением, будет ободрять будущей надеждою и созерцанием будущего блаженства. Этим способом [изгоняем] печали, которые происходят или от предшествующего гнева, или от неполучения прибыли, или от несения убытка, или от причиненной обиды, или от неразумного смущения духа, и приводят нас к смертному отчаянию… Не будем падать духом при сиюминутных несчастных приключениях…»

Кн. 9, гл. 10-13.

 

е) О духе уныния (краткие извлечения)

 

«…Уныние.. сродни печали… Кого начнет оно одолевать с какой-либо стороны, того заставит пребывать в келье ленивым, беспечным, без всякого успеха духовного, или, выгнав оттуда, сделает потом непостоянным во всем, праздношатающимся, нерадивым ко всякому делу, заставит его постоянно обходить кельи братьев и монастыри, и ни о чем другом не заботиться, как только где и под каким предлогом можно бы найти случай пообедать. Ибо ум празднолюбца не умеет ни о чем другом думать, как только о пище и чреве, до тех пор, пока не сведет дружбу с каким-нибудь человеком или женщиной, расслабленными одинаковой холодностью, и озаботится их делами и нуждами. И таким образом мало-помалу так запутывается во вредных занятиях, как в змеиных извилинах, что потом уже никогда не в состоянии будет развязаться для достижения совершенства прежнего обета монашеского.

 

Святой апостол Павел, как истинный и духовный врач, видя, как эта болезнь, происходящая от духа уныния, и в его время распространялась, или Св. Духом предвидя, что возникнет и между монахами, спешит предупредить ее спасительным лекарством своих заповедей… [Далее см.  уже изложенное выше: «Труд на общее благо, борьба с праздностью и с тунеядством». – А.Б.)»  Кн. 10, гл. 1,  6,7.

 

ж) О духе тщеславия (краткие извлечения)

 

«Тщеславие искушает… не только с плотской стороны, но и с духовной… Так что те, которые обольстились плотскими пороками, те сильнее уязвляются тщеславием по поводу духовных успехов…

Эта страсть … во всем…  в одежде, походке, голосе, деле… чтении, знании, молчании… старается уязвить воина Христова… Не тщеславься добродетелями, не превозносись счастливыми успехами в духовном…

Тщеславие опьяняет ум.

Подвижник Христов, желающий законно подвизаться истинным, духовным подвигом, всеми силами должен стараться победить этого многообразного, разновидного зверя…  ничего не делать с тщеславным намерением, для получения суетной славы…» Кн.11

 

З) О духе плотской гордости

 

«Плотская гордость, о которой мы сказали, когда при холодном, худо начатом отречении от [ветхого] мира поселится в душе монаха, не позволяя ему от прежней мирской надменности придти к смирению Христову, сперва делает его непокорным и упрямым, потом не позволяет быть кротким и ласковым, не допускает быть общительным и РАВНЫМ С БРАТЬЯМИ и не позволяет, по заповеди Бога и Спасителя нашего, оставить все имущество и остаться в нищете. И поскольку отвержение [ветхого] мира есть не что иное, как знак умерщвления [ветхого человека] и креста, то оно и не может начаться и созидаться на другом основании, как на признании себя духовно умершим для дел этого [ветхого] мира, и на уверенности, что он и телесно может умереть каждый день. Напротив, гордость заставляет его надеяться на долговечную жизнь, предполагает у него многие и продолжительные немощи, внушает также смущение и стыд, если, сделавшись нищим, станет содержаться чужим, а не своим имуществом; внушает также, что пишу и одежду гораздо лучше приобретать на свои, нежели на чужие средства, именно по тому изречению (которого, как сказано, никогда не могут понять пораженные тупостью и холодностью сердца): блаженнее давать, нежели принимать (Деян 20, 35)…

Итак, побежденные такой безнадежностью (а иные нерадивостью) духа и дьявольским неверием, погасив искру веры, которой, казалось, воспламенились в начале своего обращения, начинают усерднее сохранять деньги, которые раньше начали было расточать, и как однажды потраченные уже не могут возвратить, то с большей скупостью сберегают их; или, что еще хуже, возвращая ранее отвергнутое или даже собирая то, чем прежде не владели, что составляет третий и самый худший род непотребства, тем показывают, что они, выйдя из [ветхого] мира, больше ничего не приобрели, как только имя и слово монаха. [Среди монахов тоже имеются свои «примазавшиеся». – А.Б.] Итак, на таком начале, положенном на худом и порочном основании, обязательно построится потом все здание пороков, и ничего нельзя будет положить на таком худом основании, кроме того, что подвергнет жалкую душу плачевному падению.

 

Как можем победить гордость или достигнуть совершенства.

Итак, если хотим здание наше достроить до верха, так чтобы оно было совершенно и угодно Богу, то поспешим положить основание его не по воле нашей страсти, а по точному евангельскому учению. Это основание не может быть иное, как страх Божий и смирение, которое происходит от кротости и простоты сердца. Смирения же нельзя приобрести без наготы [т.е. нищеты]. Без нее невозможно приобрести ни готовности к повиновению, ни силы терпения, ни спокойствия кротости, ни совершенства любви, без которых сердце наше не может быть жилищем Св. Духа…» Кн.12, гл. 25. 26, 31.

 

Одним словом, как писал Лактанций, надо искоренить «дерзость, гордость и надменность, так чтобы власть имеющие и вельможи признавали себя равными даже самым нищим».

 

*          *           *

Но обуздание эгоизма, своеволия, своих похотей и страстей, отречение от ветхого мира, искоренение пороков – это только то, что относится к распятию ветхого человека в себе.  А для того, чтобы облечься в нового человека, необходимо, чтобы в сердце укоренилась любовь к добру не из страха гнева Божьего, а любовь к добру ради самого добра. 

 

 

ИЗБРАННЫЕ МЕСТА ИЗ СОБЕСЕДОВАНИЙ ОТЦОВ, ПРЕБЫВАВШИХ В СКИТСКОЙ ПУСТЫНЕ.[87]

«ОТРЕЧЁМСЯ ОТ ВЕТХОГО МИРА, ОТРЯХНЕМ ЕГО ПРАХ С НАШИХ НОГ»

 

 

Из «Писаний» И.Кассиана:

 «Теперь от внешнего, видимого образа жизни монахов, который мы описали в первых книгах, перейдем к невидимому состоянию внутреннего человека,  чтобы всякий… также учился тому, что он должен соблюдать и на этой высоте совершенства». Из двадцатого собеседования аввы Пинуфия. О времени прекращения покаяния и об удовлетворении за грехи. Гл. 11.

 

«О трех отречениях от [ветхого] мира… как это подтверждается и преданием отцов и свидетельством Св. Писания, и которые каждый из нас непременно должен совершить со всем старанием. Первое из них есть то, в котором телесно оставляем все богатства и стяжания мира; второе — то, в котором оставляем прежние нравы и порочные страсти, как телесные, так и душевные; третье — то, в котором, отвлекая ум свой от всего настоящего и видимого, созерцаем только будущее и желаем невидимого [светлого будущего -  преображения]...

 

При всей силе веры, немного пользы принесет нам первое отречение, если вслед за ним с таким же усердием и ревностью не позаботимся совершить и второе. Ибо только тогда, как успеем стяжать второе [отречение, в котором оставляем прежние нравы и порочные страсти, как телесные, так и душевные], сможем достигнуть и третьего [отречения], в котором оставившие дом ПРЕЖНЕГО СВОЕГО ОТЦА, который… есть отец от начала рождения нашего, ПО ВЕТХОМУ ЧЕЛОВЕКУ и прежней [грешной] жизни, когда мы были естеством чада гнева, как и прочие (Еф. 2, 3), [мы] всецело устремим взор ума своего к небесному. ОБ ЭТОМ [ПРЕЖНЕМ] ОТЦЕ говорится к Иерусалиму, ПРЕЗРЕВШЕМУ ИСТИННОГО ОТЦА СВОЕГО БОГА…  и в Евангелии: ВАШ ОТЕЦ ДЬЯВОЛ; и вы хотите исполнять похоти отца вашего (Ин 8, 44). Когда оставив его [т.е. отца ветхого мира - диавола], мы вознесемся от видимого к невидимому, тогда можем сказать с апостолом: ибо знаем, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах дом нерукотворенный, вечный [небеса – ступени духовного совершенствования]…, и то, о чем мы упомянули несколько прежде: наше же жительство — на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше ПРЕОБРАЗИТ так, что оно будет сообразно славному телу Его [во время ПРЕОБРАЖЕНИЯ: «И просияло лицо Его, как солнце, и одежды сделались блистающими, белыми, как свет»]… чтобы, по слову Господа [Христа], и нам сделаться такими, каковы были те [апостолы], о коих говорил Он в Евангелии к Отцу Своему: они не от [ветхого] мира, как и Я не от мира (Ин 17, 16), и потом к самим апостолам: если бы вы были от  [ветхого] мира, то мир любил бы свое; а как вы не от [ветхого] мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас [ветхий] мир (Ин 15, 19)».

 

(NB: как следует из вышесказанного, В ТРЕТЬЕМ ОТРЕЧЕНИИ ОСТАВЛЯЕМ БОГА-ОТЦА ВЕТХОГО МИРА, т.е. ИЕГОВУ: «Ваш отец диавол», - говорил Христос иудеям. Истинный Бог есть любовь между людьми. – А.Б.)

 

«Итак, тогда только мы удостоимся обладать истинным совершенством этого третьего отречения, когда ум наш, освобожденный разумным очищением от всякой страсти и услаждения земного, не стесняясь узами бренной плоти, при непрестанном размышлении о Божественных Писаниях и созерцании духовном, так далеко входит в область невидимого и до того углубляется в высшие бестелесные предметы, что не чувствует ни своего положения телесного, ни даже плоти своей; возносится до такого восхищения, что не только не ощущает никаких звуков телесным слухом и не обращает внимания на проходящих мимо людей… Поверить, впрочем, этому и понять силу этого состояния может только тот, кто собственным опытом познал то, о чем здесь говорится…

 

Итак, поспешим заимствовать примеры добродетелей от тех людей, каких немного и которые очень редки, потому что и в Евангелии говорится, что много званых, а мало избранных (Мф 20, 16). Никакой не будет нам пользы от телесного отречения… если не постараемся стяжать также и отречение сердечное, которое выше и полезнее. О телесном отречении так говорит апостол: если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы (1 Кор 13, 3). Этого святой апостол никак не сказал бы, если бы не предвидел в духе, что впоследствии появятся люди, которые, и раздав все имение свое бедным, не достигнут, однако, евангельского совершенства и высших степеней любви, так как по гордости или недостатку терпения, удержав в сердцах своих прежние страсти и непостоянство нравов, нисколько не позаботятся очистить себя от них; по этой причине никак не свяжут любви Божией, никогда не отпадающей. Если же, таким образом, они стоят ниже этой второй степени отречения, то тем менее способны к третьей, которая, без сомнения, есть самая высшая.

Рассудите внимательно в уме своем, что не просто сказал апостол: … если раздам, говорит, все имение мое, т.е. если совершенно отвергну все земные стяжания… и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Другими словами, он как бы говорил: если раздам бедным всё имение мое по заповеди Евангелия, в коей говорится: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи и следуй за Мною (Мф 19, 21); т.е. если так отрекусь, что совершенно ничего не оставлю для себя, и потом к делу щедрости присоединю еще мученичество и сожжение тела или предание его за Христа; однако буду притом или нетерпелив, или гневлив, или завистлив, или горд, буду оскорбляться обидами других, искать только своего, питать злые помыслы, нетерпеливо и неохотно сносить, что встретится неприятного; то никакой не будет мне пользы от отречения и сожжения внешнего человека, когда внутренний все еще будет обложен прежними страстями, когда в первом жару обращения, презрев только стяжания мира сего, — вещь ни добрую, ни злую, но среднюю — не позабочусь также отсечь пагубные расположения порочного сердца и достигнуть божественной любви, которая долго терпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не мыслит зла, все терпит, все покрывает (1 Кор 13, 4-7), и которая, наконец, никогда не попускает последователю своему пасть от искушений греховных

 

Никто из находящихся на первой ступени отречения [в котором телесно оставляем все богатства и стяжания мира] не может быть совершенным… ОСТАВЛЯЯ ВИДИМОЕ БОГАТСТВО [ВЕТХОГО] МИРА СЕГО, МЫ ОСТАВЛЯЕМ НЕ СВОЕ, А ЧУЖОЕ, хотя хвалимся тем, что оно или собрано нашими трудами, или досталось нам от родителей по наследству. Ибо у нас, как я сказал, нет ничего своего, кроме того [духовного богатства], что усвоено сердцем, что сроднилось с душою нашей, и чего никто никогда не может похитить у нас. О видимом богатстве с упреком говорит Господь к тем, которые, обладая им, не хотят уделять из него нуждающимся: и если в чужом не были верны, кто даст вам ваше? (Лк 16, 12). Итак, что [материальное] богатство у нас чужое, в этом уверяет нас не только повседневный опыт, но и то, что оно именно так обозначено в изречении Господа. А о том пагубнейшем богатстве так говорит к Господу апостол Петр: вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам? (Мф 19, 27). Ибо известно, что они оставили не более, как худые изорванные сети. Потому если не понимать этого об отвержении порочных страстей [втором отречении] деле великом и важном, — то не видно, что такое ценное оставили апостолы и что нашел в них Господь, что удостоил их обетования такой славы и блаженства…

Если теперь и те, которые решительно отвергли все земные и видимые стяжания, могут по известным причинам не достичь совершенства апостольской любви, могут оказаться бессильными с свойственной живостью и силою взойти на третью ступень отречения — высшую и доступную для немногих, — то что должны подумать о себе те, которые, не совершив надлежащим образом еще первого отречения — легчайшего — и удерживая в себе нечистоту любостяжания с прежним маловерием, тщеславятся только одним именем монахов? Итак, как мы сказали, первое отречение есть отвержение чужих вещей [т.е. богатства и стяжания], и потому оно само по себе не способно доставить совершенства отрекающемуся, если он не дойдет до второго [отречения]… посредством искоренения всех страстей, [достигнув которого, он] свободно восходит и на высоту третьего [отречения]. В том же последнем  [третьем отречении] не только всё, бывающее в мире и в частности принадлежащее людям, но и всю совокупность стихийного, каким бы оно ни представлялось величественным, устраняем от внимания, как подверженное суете и преходящее, и, возносясь умом и сердцем превыше всего, мы смотрим уже, по апостолу, не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно (2 Кор 4, 18), чтобы таким образом удостоиться наконец  [четвертого блага - ] услышать… высшее…

Кто со всем жаром духа не пройдет трех показанных ступеней отречения, тот не достигнет и этого четвертого блага (которое, впрочем, подается в виде воздаяния и награды уже отрекшимся) — не достигнет того, чтобы вступить в землю обетования, на которой не росли бы уже более тернии и волчцы порочных страстей, потому что обладать ею в настоящей жизни удостаиваются не иначе, как после очищения сердца, после искоренения всех страстей…»

Из третьего собеседования аввы Пафнутия. О трех отречениях от мира. Гл. 6, 7, 10

 

«О тех, которые, презрев великое, привязываются к малому.

…Многие, со всем усердием отрекшись от [ветхого] мира, охотно оставили множество житейских вещей, большие стяжания и сокровища мирские, и вступили в монастыри; но потом здесь так пристрастились к немногим и малозначительным вещам, без которых не могли уже обойтись, что забота о них превышала их прежнюю страсть к богатству мира (…) И какое различие в том, терзается ли кто страстью к стяжаниям обширным и величественным или к чему-нибудь маловажному?... Итак, отречение от [ветхого] мира еще не составляет совершенства сердца; потому что, считаясь малоимущим, не отвергает воли богатого». 

Из четвертого собеседования аввы Даниила. О борьбе плоти и духа. Гл. 19, 21.

 

 

«ВОЗРАСТАЙТЕ В НОВОГО ЧЕЛОВЕКА»:

ОТ РАБОВ ИЕГОВЫ ДО СЫНОВ БОЖЬИХ.

О ЛЮБВИ, КОТОРАЯ ЕСТЬ СОВОКУПНОСТЬ СОВЕРШЕНСТВА

 

 

Из «Писаний» И.Кассиана:

 

«Желающему достигнуть высшего совершенства не много будет пользы… удерживаться от непозволенных дел, если не будет неутомимо упражняться в… добродетелях Ибо недостаточно воздерживаться от гнусных пороков, противных Богу, если не будет чистой, совершенной и богоугодной ревности к добродетели». Из двадцатого собеседования аввы Пинуфия. О времени прекращения покаяния и об удовлетворении за грехи. Гл. 11.

 

«Любовь есть не только свойство Бога, но и сам Бог… Добродетель любви настолько превозносится, что блаженный апостол Иоанн называет ее не только даром Божиим, но и Богом, говоря: Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем (1 Ин 4, 16). Ибо мы видим, что она [любовь] настолько божественна, что чувствуем в себе явное исполнение того, что говорит апостол: любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам (Рим 5, 5). Он как бы так сказал: Бог излился в сердца наши». Из пятнадцатого собеседования аввы Нестероя (второе). О божественных дарованиях. Глава 13.

 

«По каким степеням можно восходить на высоту любви, и какая в ней твердость.

Кто стремится к совершенству, тот с первой ступени СТРАХА, собственно называемого РАБСКИМ, ... должен постепенно восходить на стезю надежды. Здесь человек уподобляется уже не рабу [Божию], а наемнику [вспомним революционный девиз:  «Мы не рабы, рабы – не мы», а также Христову  притчу о хозяине виноградника и нанятых работниках. – А.Б.], ибо [наемник] действует в ожидании будущего воздаяния. Уверенный в прощении грехов своих, он уже не страшится наказания за них, а сознавая в себе добрые дела, думает получить за них милостивую награду. Но, несмотря на то, он еще не имеет в себе такого расположения, какое прилично сыну [Божьему]

Мы должны ускорять свое шествие, чтобы посредством никогда не перестающей благодати любви взойдя на третью степень сынов [Божиих]… удостоились воспринять на себя образ и подобие Небесного Отца и, следуя примеру истинного Сына Его [Христа], могли взывать: все, что имеет Отец, есть Мое (Ин 16, 15)… Также и слова Спасителя побуждают нас к тому, чтобы мы старались уподобляться Богу: будьте совершенны, говорит он, как совершен Отец ваш Небесный (Мф 5, 48).

Ибо у тех, которые находятся в состоянии рабов [Божиих] и наемников, расположение к добру иногда прерывается, т. е. когда душа, по причине некоторого охлаждения ее чувства и по причине развлечения мирскими удовольствиями и радостями, перестает поражаться страхом геенны или желанием будущих благ. Некоторая же ступень совершенства, на которой они находятся, дает нам понять только то, что мы, начав уклоняться от пороков из страха наказаний или в надежде наград, можем взойти и на ступень любви: ибо в любви, говорит апостол, нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мученье. Боящийся несовершен в любви. Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас (1 Ин 4, 18, 19). Итак, мы можем достигнуть того истинного совершенства не иначе, как возлюбив Бога единственно по побуждению любви, а не по чему-либо другому; поскольку и Он прежде возлюбил нас единственно ради нашего спасения, а не по какой-либо другой причине. Для того-то мы должны стараться с пламенной ревностью восходить от страха к надежде, от надежды на ступень любви к Богу или к совершенству добродетелей, чтобы, снискав расположение к добру, смогли пребывать в нем неуклонно, насколько это возможно для человеческой природы. (NB: ЛЮБОВЬ К БОГУ ТОЖДЕСТВЕННА ЛЮБВИ К СОВЕРШЕНСТВУ ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. – А.Б.)

 

Любовь не только делает нас из рабов сынами [Божьими], но и восстанавливает в нас образ и подобие Божие.

 

Великое различие находится между тем, кто страхом геенны или надеждою будущего воздаяния погашает в себе пламя пороков, и между тем, кто отвращается порочности и нечистоты по чувству любви божественной, — кто обладает благом чистоты единственно по любви к святости, и делает все, не обращая уже внимания на обещанную в будущем награду или наказание, но услаждаясь сознанием настоящего доброго дела своего. В таком состоянии человек, хоть и не имел бы ни одного свидетеля дел своих, не решится воспользоваться случаем к греху и не может увлечься самыми сокровенными, обольстительными помыслами; ибо, питая искреннейшую любовь к добродетели, он не только не приемлет сердцем ничего противного ей, но и с величайшим ужасом отвращается этого. Поистине, иное дело — ИМЕТЬ НЕНАВИСТЬ К ПОРОКАМ И ПЛОТСКИМ СКВЕРНАМ ИЗ ЧУВСТВА УДОВОЛЬСТВИЯ, ПОЛУЧАЕМОГО ОТ СОВЕРШЕНИЯ ДОБРОГО ДЕЛА, иное — обуздывать беззаконные похоти, имея в виду будущую награду; иное — опять бояться настоящего вреда, и иное — страшиться будущего наказания. Наконец, гораздо больше значит НЕ ХОТЕТЬ ОТСТАТЬ ОТ ДОБРА РАДИ САМОГО ДОБРА, нежели не соглашаться на зло из боязни зла. Ибо в первом случае добродетель является свободной, а в последнем — как бы принужденной, как бы против воли, насильно исторгнутой страхом наказания или желанием награды. Ибо кто из страха уклоняется от обольщений пороков, тот, после отнятия страхом полагаемого препятствия, снова обратится к тому, что любит, и потому не всегда будет тверд в своей добродетели и никогда не свободен от нападения пороков; поскольку не будет иметь твердого и непрерывного мира внутренней чистоты…

 

Что касается любви, то она, будучи преисполнена большим дерзновением и непрестанной радостью, возводит преданных ей со степени рабского страха и наемнической надежды на степень сыновней любви к Богу, и из совершенных делает их некоторым образом более совершенными. Ибо в доме Отца Моего, говорит Спаситель, обителей много… По отношению к любви апостол, предпочитая ее не только страху и надежде, но и всем великим и чрезвычайным дарованиям, показал, что она превосходит все прочие добродетели…

 

О страхе [совершенства], рождающемся от великой любви.

…Кто будет утвержден на основании совершенной любви, тот непременно взойдет на высшую степень того особенного страха [совершенства], который рождается… от великой любви. Это такой страх, которым сын страшится нежнейшего отца, или брат брата, или друг друга, или супруг супруги; здесь мы боимся не наказания или укоризны, а малейшего оскорбления любви и всегда находимся в величайшем опасении, чтобы не только каким-нибудь поступком, но даже и словом не охладить горячности любви к нам… Таким образом, две степени страха, и одна из них — начинающих, т. е. тех, которые находятся еще под игом рабского страха, о коем говорится… в Евангелии: Я уже не называю вас рабами, ибо раб [бога Израилева] не знает, что делает господин его… Спаситель побуждает нас переходить из состояния мучительного страха в состояние полной свободы любви и дерзновения друзей и чад Божиих. Также и святой апостол… говорит… тем, которые горели совершенной любовью к Небесному Отцу, и которых божественное усыновление из рабов сделало уже сынами, увещевает [их] в следующих словах: потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: Авва Отче!... 

 

Страх, соединенный с любовью, никогда не перестающей, не только исполняет того, кем овладеет, но и непрерывно и неразлучно пребывает с ним, не уменьшаясь ни от каких временных удовольствий и радостей… Поэтому тот страх, которым, как сказано, исполнен был БОГОЧЕЛОВЕК, пришедший не только искупить род человеческий, но и показать образец совершенства и примеры всех добродетелей, есть СТРАХ СОВЕРШЕНСТВА. Рабского страха мучений ИСТИННЫЙ СЫН БОЖИЙ, Который не сделал никакого греха…, иметь не мог». Из одиннадцатого собеседования аввы Херемона. Гл. 7,9,12,13.

 

*            *             *

«О тех, которые, отрекшись от [ветхого] мира, без любви стремятся к совершенству.

…Некоторые, презрев огромные богатства этого мира, и не только многие тысячи золота и серебра, но и множество поместий, после, как мы видели, возмущались гневом из-за ножичка, грифеля, иглы, писчего пера. Они не возмущались бы из-за таких маловажный вещей, если бы помнили цель, для которой отреклись от большего и драгоценного имущества. Некоторые часто с такой ревностью берегут книгу, что не позволяют никому хоть немного почитать, даже прикоснуться, и потому находят поводы к нетерпеливости и смерти там, где должны приобретать терпение и любовь. И хотя все свои богатства из любви к Христу расточили, однако, удерживая прежнее пристрастие сердца к вещам маловажным и по их поводу иногда гневаясь, во всем остаются бесплодными, пустыми, так как будто они не имели апостольской любви. Блаженный апостол, предвидя это в духе, говорит: если я раздам все имение мое и отдам тело мое па сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы (1 Кор 13, 3). Этим ясно доказывается, что совершенство не приходит тотчас с нищетою, расточением всех богатств или с отвержением достоинств, а состоит в любви, свойства которой апостол описывает, и которая состоит только в чистоте сердца (1 Кор 13, 4-6). Ибо что иное значит: не завидовать, не превозноситься, не бесчинствовать, не искать своего, не раздражаться, не мыслить зла, не радоваться неправде и прочее, какие то, чтобы всегда приносить Богу сердце совершенное, чистое и охранять его от всех возмущений?

Итак, для этой чистоты [сердца] нам следует все делать и желать; для нее в пустыню надо удаляться, для нее нужно предпринимать посты, бдения, труды, нищету телесную, чтение [Св. Писаний] и другие добродетели, чтобы через них сделать и сохранить сердце наше чистым от всех вредных страстей Посты, бдения, отшельничество, размышление о Св. Писании нужны для главной цели, т.е. чистоты сердца, которая есть любовь, и из-за них нельзя нарушать эту главную добродетель, при сохранении которой в целости и невредимости у нас не будет никакого недостатка, если бы по необходимости и было опущено что-нибудь из сказанных подвигов. Также не принесет никакой пользы исполнение всего этого, если не будет у нас главной добродетели (любви), для которой все то должно совершаться

 

Итак, посты, бдения, упражнение в Св. Писании, нищета, расточение всего имущества не составляют совершенства, но только средства к совершенству; поскольку не в них состоит конец жизни монашеской, но посредством их достигается конец. Напрасно упражняется в них тот, кто, довольствуясь ими, как высшим благом, внимание своего сердца привязывает только к ним, и ревность к добродетели не будет простирать к достижению конца [т.е. высшего совершенства], для которого их надо желать…». Первое собеседование аввы Моисея. О намерении и конце монаха. Глава 6, 7.

 

 

О ТРОЯКОМ СОСТОЯНИИ ДУШ: ПЛОТСКОМ, ДУШЕВНОМ И ДУХОВНОМ

 

 Из «Писаний» И.Кассиана:

«По определению Св. Писания есть три состояния душ: первое - плотское, второе - душевное, третье – духовное. Они у апостола изображаются так: о плотском говорится: … если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы? (1 Кор 3, 2, 3). И о душевном почти также упоминается: душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием (1 Кор 2, 14). О духовном же пишется: духовный судит о всем, о нем судить никто не может (1 Кор 2, 15)… Итак, в самом начале отречения, переставая быть плотскими, т.е. начиная отделяться от обычаев [ветхих] мирских и воздерживаться от явной плотской нечистоты, мы должны поспешать и всею силою стараться усвоить себе и состояние духовное, чтобы иначе, по одному тому, что отреклись от [ветхого] мира по внешнему [телесному] человеку или прекратили скверну плотского любодейства, мечтая о себе, как уже о достигших совершенства, не сделаться нам потом нерадивыми и беспечными в исправлении других страстей и, таким образом остановясь в средине между плотью и духом [т.е. душевным человеком], не оказаться не достигшими степени совершенства духовного, думая, что для этого совершенства достаточно только внешне отделиться от жизни и удовольствий мира или быть только непричастным разврату и смешению плотскому. Ибо если останемся в этом состоянии теплоты (равнодушия), которое считается самым худшим, то должны знать, что будем изблеваны из уст Господа, как Он говорит: о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих (Апок. 3,15,16). Справедливо Господь объявил о тех, которые, будучи восприняты Им в утробу любви, потом охладели, что они будут Им избавлены с некоторым омерзением. Ибо легче обращается к спасению и восходит на вершину духовного совершенства человек плотский, т.е. мирской, или язычник, нежели тот, кто, приняв монашество, не вступил на путь к совершенству по правилам благочиния и позволил охладеть первому ОГНЮ  духовной ревности… Кто с холодностью, как мы сказали, принимает монашество, в самом начале злоупотребляя именем его, без смирения и должного усердия вступает на путь этого звания, тот, будучи однажды поражен этой бедственной заразою, не может уже ни сам умудряться на лучшее, ни принимать вразумление от других…

Часто наблюдаем, что во многих из молодых плотских, т.е. из мирских и язычников, РАЗГОРАЕТСЯ ОГОНЬ ревности духовной; а чтобы это случалось с теплыми и душевными, почти не видим…»  

Из четвертого собеседования аввы Даниила. О борьбе плоти и духа. Гл. 19.

 

 

О «ЕСТЕСТВЕННОМ» ЗАКОНЕ ЭВОЛЮЦИИ

 

 

В Священных Писаниях древних религий есть понятие космического (вселенского) закона, или ИСТИНЫ, - закона циклической эволюции духа, или духовного совершенствования. В Древнем Египте это была двойственная Истина Маати, в индийских Ведах это закон Рта (Рита), в иранской Авесте – Арта. В каждом цикле закону эволюции (совершенствования) соответствуют свои морально-нравственные законы и заповеди. Но так как с каждым новым циклом они становятся все более возвышенными и утонченными, то в общем космический закон эволюции выражают через астральные символы света: Солнце, Луну, Венеру во всех их фазах, и звезды, т.е. через те же астральные символы, которые составляют и лестницу Света – лестницу духовного совершенствования, или эволюции духа. Недаром посвященные говорили, что Истина передается в символах и образах.

 

Символом Высшего Разума (Святого Духа) является Солнце, а символом самой циклической эволюции духа является «бегущее колесо» Солнца - свастика, которая означает  движение (духовного) Солнца по (духовному) небу, - с восходами, полуденными кульминациями и закатами, чередованием периодов света и тьмы, т. е. старых и новых миров, с их заветами, законами, заповедями, чередованием годов и целых эпох и т.д., – словом, циклическое движение времени из прошлого в будущее. Как говорил Платон об этой «умозрительной астрономии»: небесным узором надо пользоваться как пособием для изучения подлинного бытия. Поэтому древние народы, напомним, обожествляли небо как духовный мир и небесные светила как символы духовного света. Знали они и соответствующие заповеди. Так, древним египтянам были известны многие из заповедей Ветхого и Нового завета. Язычники уже знали моральные нормы до Моисеева закона и Евангелия. Не случайно Апостол Павел ставил язычников в пример иудеям: «Когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело [естественного] закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим.2:14).

 

О законе космической эволюции духа как о «естественном» законе говорили и ранние отцы церкви. Но непосвященные богословы, следуя за таким же непосвященным  отцом догматического богословия Иринеем Лионским, стали ошибочно отождествлять естественный закон только с десятью ветхими заповедями Моисея, «забыв» о главном духовном светиле – Солнце (которое Платон, напомним, отождествлял с благим Высшим Разумом, Высшим, всеобщим Благом).

 

*         *         *

Из «Писаний» И. Кассиана:

«Бог, сотворив человека, запечатлел в его природе знание [естественного] закона, который, если бы… был сохранен, как получен, то не было бы необходимости давать другой, обнародованный после посредством письма. Ибо было бы лишним извне подавать средство, если бы насажденное внутри еще имело силу. Но поскольку этот [естественный] закон, как мы сказали, был уже поврежден свободою и делами греховными, тодан был закон Моисеев со строгим обязат